Страниц: [1]   Вниз
  Печать  
Автор Тема: Роберт Ранке Грейвз. 24 июля  (Прочитано 1009 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Тимофей Перевезенцев
Модератор форума
Завсегдатай форума
***
Offline Offline

Пол: Мужской
Сообщений критики: 0
Стихотворений: 5
Всего сообщений: 469


Человек из Кемерово...


« Тема: Июль 24, 2011, 08:58:13 »

Английский мифолог, поэт и писатель, один из классиков английской литературы ХХ столетия. Литературные псевдонимы - Джон Дойл (John Doyle), Барбара Рич (Barbara Rich, with Laura Riding).



Мать Роберта была прямым потомком немецкого историка Леопольда фон Ранке, а отец — Альфред Персеваль Грейвс — известным ирландским поэтом.
В 19 лет Грейвс ушел на фронт и в битве при Сомме был тяжело ранен - настолько тяжело, что матери даже прислали похоронное извещение. Однако он выжил - не в последнюю очередь благодаря стихам, которые начал писать еще с детства.

ЛЮБОВНИКИ ЗИМОЙ (Перевод И. Левидовой)

Выгиб дерева говорит нам,
Откуда сильнее ветер.
Наши позы — что ты сердита
И плохо нам жить на свете.
Но гляди-ка: под ветром склоненные,
Не назад мы качнулись — друг к другу, —
И ветвями, как прежде зелеными,
Гоним прочь свою вьюгу.

В 1926 году, окончив Оксфорд со степенью бакалавра литературы, Грейвс был приглашён Каирским университетом в качестве лектора.
Стихотворения, которые писал Грейвс практически до конца жизни, прошли сложный творческий путь — от юношеского романтизма и увлечения модернистской поэзией, через так называемую «окопную поэзию», образы которой были навеяны страшными событиями мировой войны — к философски насыщенной поэзии последних лет.
Литературная деятельность Грейвза— это целая эпоха, его первый поэтический сборник увидел свет в 1916 году, а работал мастер до последних дней. Поэта, прозаика, фольклориста, переводчика античных авторов, критика, человека необычайно широкого круга литературных интересов и огромной гуманитарной культуры, Грейвза уже при жизни почитали в Англии как классика.

ГУБАМИ ТОЛЬКО (Перевод Л. Володарской)

Вблизи ворот садовых, под луной
И в облаке медовых ароматов,
Изображая верную жену,
Она отвергла зов чужого мужа —
Губами только, но не сердцем, нет!
Не зная, что сказать, она в испуге
Солгать решила, будто для детей…

«Из-за детей» — она себе шептала.
Но ложь есть ложь. Одна она не ходит.
В своей постели ночью, как не раз уж,
Жена отвергла венчаного мужа,
И вновь не сердцем, а губами только.
«Из-за детей», — она себе шептала,
Которых и любить-то не любила.


 Заслуги Грейвза перед англоязычной и мировой литературой очевидны и многообразны. Но особенно важен его вклад как лирического поэта. Настоящий чародей слова, Грейвз постоянно изучал, исследовал поведение двух, мужчины и женщины, первоисточников, как он считал, самых будничных явлений жизни и носителей возвышенных духовных наслаждений. По Грейвзу, путь мужчины и женщины, идущих рука об руку и порознь, не усыпан розами. Это путь ошибок и побед, горьких минут и счастливых мгновений. Это — восхождение и постоянная борьба за то, чтобы быть понятым. Поэт, как никто другой, обязан изучать природу отношений двух людей. И это Грейвз делал на протяжении всего своего творческого пути. Лучшие образцы его зачаровывающей лирики находишь в многочисленных сборниках стихотворений, выходивших на протяжении десятилетий. («Избранное» 1926, 1938, 1947, 1959, 1965, 1975 гг.) Это настоящий марафон, требующий удивительной преданности делу и веры — не просто выносливости.

В ПУСТЫНЕ (Перевод Ю. Комова)

Он сам, своею охотой,
Терзаемый жаждой и голодом,
Бредет пустыни дорогами;
И шепчет слова прощения
Пустынникам и отшельникам,
Внимательно слушать готовым.
И выпи он крики ловит
С разрушенных стен дворцовых,
Она отвечает дружески,
А он в разговор вовлекает
Еще пеликаниху,
Отшельницу набожную.
На проповедь василиски
К нему стекаются быстро
В панцирях живописных
И страшных, словно их жала,
С дракона глазами-искрами;
На кожаных крыльях летучие мыши
И старые вещи, слепые и выброшенные,
Ничтожные, приползают.
За ним они следуют всюду,
Один из бродяг, простодушный,
Все ребра как будто снаружи
Сквозь рваную шкуру,
И шаг еле слышен, глотка огнедышит,
Невинности сотворение — козел отпущения:
Все сорок дней и ночей
Шагал за богом как тень.
И верная гвардия вслед за ним.
А слезы — это возлюбленной гимн.

« Последнее редактирование: Июль 24, 2011, 09:02:02 от Тимофей Перевезенцев » Записан
Страниц: [1]   Вверх
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by SMF | SMF © 2006-2008, Simple Machines LLC