Страниц: [1]   Вниз
  Печать  
Автор Тема: Добрынин Андрей Владимирович. 17 июля  (Прочитано 877 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Тимофей Перевезенцев
Модератор форума
Завсегдатай форума
***
Offline Offline

Пол: Мужской
Сообщений критики: 0
Стихотворений: 5
Всего сообщений: 469


Человек из Кемерово...


« Тема: Июль 17, 2011, 08:09:37 »



Стихи и прозу писал с детства, но, несмотря на благосклонные отзывы окружающих и даже известных литераторов (Владимира Солоухина, например), его попытки поступить в Литературный институт либо просто опубликоваться успеха не имели. Причину этого лучше всего объяснил один из рецензентов Добрынина: «При всем своем формальном совершенстве стихи Добрынина лежат вне главной традиции русской литературы, развивающейся в русле добра и сострадания». Насчет наличия или отсутствия в произведениях Добрынина тех или иных моральных качеств можно было бы и поспорить, но несомненно одно: такие произведения очень сложно представить себе на страницах советской прессы либо в планах советских издательств (и это при том, что диссидентом Добрынин никогда не был).

* * *
  
  Поверь, мой друг: я буду стоек,
  Когда придет безносый жнец,
  Когда последствия попоек
  Меня прикончат наконец.
  
  А вы, любимые, поверьте:
  Не мучить - значит не любить;
  Я даже на пороге смерти
  Вас не могу не оскорбить.
  
  Лежу я с важным выраженьем,
  А вы сморкаетесь в платки
  И не следите за движеньем
  Холодной скрюченной руки.
  
  Она поднимет полог юбки -
  Я вдосталь нынче нагляжусь,
  Раз на греховные поступки
  Я уж давненько не гожусь.
  
  Сидите вы с плаксивой миной,
  Скривляя безутешно рот,
  Но, как на куче муравьиной,
  Вас вдруг щекотка проберет.
  
  Поскачет пальчиков упряжка,
  Немые чуткие гонцы,
  И взвизгнет в ужасе милашка,
  И я, смеясь, отдам концы.


В 1988 году Добрынин познакомился с Вадимом Степанцовым, который в конце того же года вместе с Виктором Пеленягрэ задумал создать новое литературное течение — куртуазный маньеризм. Зная о том, что у Добрынина уже написан ряд стихотворений в куртуазном духе, Степанцов предложил ему вступить в Орден куртуазных маньеристов — объединение поэтов «нового сладостного стиля». В Ордене Добрынин носил звание Великого Приора. Куртуазных маньеристов начинают охотно публиковать, на них возникает мода, чередой идут успешные концерты, и таким образом Добрынин наконец становится публикуемым поэтом.
 
* * *
  
  Я поэтом большим называюсь недаром,
  Но с народом безумно, немыслимо прост.
  Выхожу я к нему и, дыша перегаром,
  Декламирую гимн, возносящий до звезд.
  
  Мне нельзя умолкать - ведь немедля иначе
  С диким ревом народ низвергается в грязь.
  Потому засмеюсь я иль горько заплачу -
  Всё я делаю вслух, никого не стыдясь.
  
  Посмотри, мой народ: вот я, пьяный и рваный,
  От стыда за меня тебе впору сгореть,
  Но не сводишь с меня ты свой взгляд оловянный,
  Ибо лишь на меня интересно смотреть.
  
  От народа мне нечего ждать воздаянья,
  Чтобы мог я на лаврах устало почить,
  Но не знал мой народ ни любви, ни страданья -
  Только я его этому смог научить.
  
  Мне толкует мудрец: "Этот подвиг напрасен,
  Не оценят болваны подобных щедрот".
  "Хорошо, - я отвечу, - уйти я согласен,
  Но скажи: на кого я оставлю народ?"


 В отличие от своих собратьев по Ордену, Добрынина наиболее привлекает изображение советской действительности последнего 20-летия, любовно выписываемой им в деталях. Лирический герой Добрынин — будь то буйный хам или покоящийся трудолюбец — с печалью взирает на растленное «перестройкой» поколение. Традиционные иерархические ценности в лирике Добрынина смещены: в бомже он склонен различать мятущуюся человеческую душу, зато в российских политических деятелях постчерненковской эпохи Добрынин видит лишь заурядных воров и зловредных смутьянов, играющих на низменных инстинктах простолюдинов. Впрочем, душевная нетерпимость к врагам внешним и внутренним не побуждает героев Добрынина к решительным действиям — в самих себе они видят «лишь глину для лепки событий», предпочитая накалу гражданской борьбы плотские утехи в интернате для глухонемых девушек. Впрочем, для пробуждения революционного сознания героям Добрынин достаточно малейшего толчка.

* * *
  
  Да, опасен мужик полуграмотный,
  Но не тем, что ему невдомёк,
  Кто завел механизм мироздания
  И куда льется квантов поток;
  
  И не тем, что строение общества
  Мужику не постигнуть никак,
  Хоть он видит: жируют хозяева,
  Он же трудится, словно ишак;
  
  И не тем, что одних неприятностей
  Склонен он от правительства ждать, -
  Плохо то, что мужик покушается
  О подобных вещах рассуждать.
  
  И поскольку одно телевиденье
  Есть источник познаний его,
  Правота, как зловоние скрытое,
  Наполняет его существо.
  
  Если с ним попадешь ты в компанию,
  То его убеждений не тронь,
  Ибо сразу заглушки откроются
  И зальет помещение вонь.
  
  И посыплются наглые выпады,
  И вздохнешь ты: "Какая тоска..."
  И придется бутылкой по черепу
  Оху…ть того мужика.



 Однако большинство стихотворений Добрынина, в том числе и иронических, далеко от всякой куртуазности — черед таких стихов наступил в 1994 году, когда одна за другой стали выходить сольные книги Добрынина. На сегодняшний день их опубликовано четырнадцать, а в 2009 году Добрынин свел их в три толстых тома и с исправлениями переиздал в элитарном издательстве «Водолей».

* * *
  
 Предпочтенье порой отдается другим,
  Но меня это, право же, вовсе не злит.
  С одиночеством, даже и самым глухим,
  Мне рассудок покорно мириться велит.
  
  Вот соперник бумажником машет тугим,
  А в моем кошельке только мелочь звенит.
  Мне нельзя похвалиться признаньем мирским,
  А другим монумент прежде смерти отлит.
  
  Научившись оценивать трезво себя,
  Отрицать не намерен заслуги других -
  За соперников пью я на бедном пиру.
  Если я их ругнул - это только любя,
  Это только мозгов помраченье моих,
  И охотно я ругань обратно беру.


В результате размышлений над ходом всемирной истории Добрынин пришел к выводу о том, что большая часть наших современников является не людьми, а киборгами (человекообразными кибернетическими устройствами), смыслом существования которых является исключительно собственное материальное благополучие. «Кибернетическая тема стала в последнее время мировоззренческой основой деятельности Ордена. Отсюда, а вовсе не от природы произрастают в нас бытовая разнузданность, цинизм и тяга к стяжательству». Это открытие излечило Добрынина от былого политического радикализма.

* * *
  
  Пора начинать осаду,
  Пусть нет надежд на успех,
  Но я сознаю: так надо,
  Так будет лучше для всех.
  
  Для вас - ибо это рвенье,
  Что в вас полагает цель,
  Даст почву для самомненья,
  Беспочвенного досель.
  
  И я не буду внакладе,
  Трудясь не ради утех,
  А лишь пониманья ради,
  В котором - высший успех.
  
  Я сам заражусь любовью,
  Страданий не убоясь:
  Душевное нездоровье -
  С высоким верная связь.
  
  Наружно вполне спокоен,
  Упрятав душу под спуд,
  Лишь так я буду достоин
  Тех дел, что меня зовут.
  


Материал:
http://www.az-libr.ru

« Последнее редактирование: Июль 17, 2011, 08:12:36 от Тимофей Перевезенцев » Записан
Страниц: [1]   Вверх
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by SMF | SMF © 2006-2008, Simple Machines LLC