Страниц: [1]   Вниз
  Печать  
Автор Тема: В. Ф. РАЕВСКИЙ. ПОСЛАНИЕ К К**ВУ  (Прочитано 805 раз)Средняя оценка: 0
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
golem
Опытный Новичок
**
Offline Offline

Уровень: 0

Сообщений критики: 0
Стихотворений: 1
Всего сообщений: 150


« Тема: Май 22, 2011, 11:20:58 »

                      ПОСЛАНИЕ К К ..... ВУ

                  Изгнанник с маем и весной
                  Тебя приветствует, друг милый.
                  Опять зимы безмолвной и унылой
                  Темничный образ пред тобой
                  Природы девственной сменился красотой...
                  А для меня - прошла весна!..
                  Очаровательной улыбкою она
                  Тоски по родине, привычного роптанья,
                  Печальных дум и бед воспоминанья
                  Не истребит в душе отжившей и немой.
                  Там, за вершинами Урала,
                  Осталось все, что дух питало мой,
                  И вера и любовь, - я внес сюда с собой
                  Лишь муки страшные Тантала!
                  Зачем затворника надежда обольщала?
                  Зачем алкал он видеть край родной?
                  Прижать друзей к груди, измученной тоской,
                  И шестилетнюю неволю,
                  Борьбу с судьбой, страдальческую долю -
                  Опять в беседе вечевой,
                  При кликах радости мятежной,
                  Забыть за чашей круговой?
                  Или с любовницей младой
                  Отдать все прошлое порывам страсти нежной?..
                  Зачем коварные мечты
                  Мой ум младенческий прельщали?
                  Зачем прекрасные цветы
                  Над бездной путь терновый застилали?
                  К чему коварный этот сон?
                  Я был давно к страданьям приучен, -
                  Шесть лет дышал темничною печалью
                  И грозный рок мне грудь сковал
                  Несчастием, как закаленной сталью.
                  Зачем я благ земных желал,
                  Сдружившись с жизнью неземною,
                  И примирения искал
                  С людьми и грозною судьбою?
                  Они смеялись надо мной...
                  О, если б сто подземных жерл
                  Дохнуло пламенною лавой
                  На этот род безумный и лукавый!
                  Без слез, без горести б смотрел
                  На гибель их, на огненные волны,
                  И, провидением довольный,
                  Я б этот час благословлял,
                  Как будто б заблистал мне первый луч денницы.
                  Но нет! Зачем удар карающей десницы
                  Противу немощных слепцов?
                  Они из приторных наемницы сосцов,
                  Еще повитые, как цепью, пеленами,
                  Глотали алчными устами
                  Все грязное, все низкое, как прах!
                  Ярем невольничий - их доля в колыбели,
                  Болезнь младенчества - их доля в сединах.
                  Знакомо ль им стремленье к славной цели,
                  К стяжанию победного венца?
                  Нет! Нет! Не внятен им волшебный глас певца,
                  Волнующий возвышенные страсти,
                  Вливающий небесный дух в сердца
                  И возвышающий наш дух среди напасти!
                  В душе бесчувственность и на челе позор,
                  Пред слабым - власти наглый взор,
                  И рабство - пред судьбой и силой,
                  Неверие в устах и бледность пред могилой -
                  Не есть ли их постыдное клеймо?
                  Нет! Нет! Не обменю моей жестокой доли
                  На это славное ярмо,
                  На эту цепь приманчивой неволи!
                  Я здесь, сюда коварный рок
                  Из бурных волн, пучин и бездны
                  Отбросил утлый мой челнок;
                  Я здесь, и звук знакомый и любезный
                  Не тронет слуха моего;
                  Мой смутный взор и бледное чело
                  Опять зарей весны не просияют,
                  Уста мои - лишь ропот и печаль
                  Невнятным звуком выражают...
                  Напрасно б взгляд бросал в безвестну даль,
                  Напрасно б ждал счастливой перемены:
                  Подземный стон, и вековые стены,
                  Затвор железный, звук цепей
                  И тайный зов утраченных друзей
                  Меня и здесь тревожат в сновиденье,
                  И отдаление в моем воображенье
                  Не истребит сей пагубной мечты,
                  И все высокие картины
                  Природы грозной красоты:
                  Саяна снежные вершины
                  И мрачный вид безвыходной тайги,
                  Бурана рев и лом, и треск реки,
                  Подавленной, стесненной в беге льдами,
                  И торосы, вскипевшие стенами,
                  Как вековых руин следы,
                  И племена рассеянной орды,
                  Полярных дикарей воинственные нравы.
                  Их разум гибкий и лукавый,
                  Коварный взгляд, нестройный звук речей;
                  Повсюду грабежи, убийства, как забавы,
                  И резкие черты и буйный дух людей,
                  Которых страсти, заблужденье,
                  Гоненье, клевета, порох и преступленье,
                  Как крепкое к звену звено,
                  Сковали в общество одно...
                  Страна, где каждый дом есть книга приключений,
                  Где вся земля - отверженных есть дом,
                  Где Минихов и Меньшикова гений
                  Ни славой прежнею, ни лавровым венцом
                  Не различен убийц презренных с долей.
                  Все это дивное для смелой кисти поле
                  Какой-то новостью еще блестит для глаз,
                  Но мой восторг давно в душе погас.
                  О милый друг! Все прелести чужбины,
                  Все красоты волшебной сей картины
                  Не радуют: они не в родине моей.
                  Скажи, кому отдам сердечные томленья?
                  Кто мысль мою и тайные движенья
                  Души поймет? Чей сладкий звук речей
                  Вольет в больную грудь минутную отраду?
                  Кто руку даст изгнаннику, как брату?
                  С кем лето знойное я жизни разделю?
                  Кто скажет мне, потупя взор стыдливой
                  И руку сжав рукою боязливой,
                  Невнятным шопотом прекрасное: люблю.
                  Цветы поблекшие еще передо мною.
                  Мне их дала младая дева в дар,
                  И с ними чувств и тайной страсти жар;
                  Я взял цветы холодною рукою
                  И руку ей с признательностью сжал,
                  И девственную грудь с улыбкой целовал...
                  Я розы рвал... но их благоуханье
                  Далеко ветр противный уносил.
                  Дерзну ль назвать минутное желанье,
                  Обманчивый восторг моих душевных сил
                  Любовью чистою и нежной?
                  Нет, нет. Любовь - одно мне с верой и надеждой,
                  Во мне их рок суровый умертвил!
                  Ты знаешь сам, мой друг, мои страданья,
                  Ты сам темничною заразою дышал...
                  Но долго ли твои продлились испытанья?
                  Ты тягость бытия одну минуту знал...
                  А я? Могу ль предать прошедшее забвенью!
                  Оставить все, что сердце тяготит?
                  Не я ли веровал с улыбкой в провиденье?
                  В борьбе с судьбой упал сей хрупкий щит.
                  Исчезло все!.. Под сводами темницы
                  Погиб мой дар с прелестною мечтой!
                  Невнятен звук моей цевницы -
                  Согласен он с моей душой;
                  Дерзну ли трепетной рукой
                  Завесу истины ужасной
                  Поднять пред суетной толпой?
                  Сей труд бесплодный и опасный
                  Душевных ран не исцелит;
                  И для изгнанника сиянье
                  Прошедших дней не возвратит;
                  Мое ужасно упованье!
                  Благая вера - вот мой щит,
                  Души отжившей ожиданья;
                  Давно прошли, как миг один,
                  Как сладкий сон, лета мои младые -
                  И с ними радости земные...
                  Как счастия беспечный сын,
                  Близ лар под кровлею родною,
                  Довольный светом и судьбою,
                  В моем неведенье я счастье находил!..
                  Как вольное дитя природы,
                  Я только неба видел своды;
                  И легкий утренний зефир
                  Эмблемой был моей свободы...
                  И славы дым, ее кумир,
                  Для глаз завистливых блестящий мишурою,
                  С поклонников безумною толпою,
                  Души невинной не прельщал...
                  Тогда ни следствий, ни начал,
                  Добра, страстей и преступлений,
                  В хаосе споров, жарких прений,
                  Расторгнуть ум мой не алкал.
                  Мой взор беспечно созерцал
                  Лишь блеск светил в орбитах их движенья,
                  В лугах я свежих роз искал.
                  Не тайны дивной обновленья,
                  Не свист железа и свинца,
                  Не гром из медных жерл и стали,
                  Не лютый в битве клик бойца
                  Тогда мой робкий слух прельщали:
                  Любил я сладостный напев,
                  Как май веселых, сельских дев
                  Под звук задумчивой свирели,
                  Любил в тени густых дерев
                  Я слушать птичек нежных трели,
                  Иль звонкой голос соловья...
                  Любил журчание ручья...
                  Любил вечернею порой у колыбели
                  С безмолвием внимать,
                  Как нежная, сквозь слезы, мать,
                  Прижав к груди младенца, прорекала
                  Разлуку с кровлею родной,
                  Борьбу с людьми, борьбу с судьбой,
                  И провиденье умоляла
                  Младенцу дать удел благой!..
                  Прошло неведенье святое!
                  Мой час пробил!.. В душе моей простой
                  Все страсти, спавшие в покое,
                  Вскипели бурною волной!
                  Недетский взор сквозь мрак густой
                  Я бросил к новой, тайной цели...
                  И радость скрылась от очей,
                  Как в тучах блеск дневных лучей,
                  И скорбь стеснила грудь, ланиты побледнели,
                    Поблек прекрасной веры цвет,
                  Сомненья срезанный косою.
                    Вдали я видел бледный свет,
                  О добродетель! пред тобою
                  Я пал во прах, я слезы лил
                  И с умилением молил
                  Отдать мне прошлое, отдать мне мир с собою!
                  С людьми я мира не просил,
                  Я их узнал, я их чуждался -
                  Приветов, ласки их боялся
                  И дружбы, как вражды крамольной, трепетал.
                  Я видел, как, укрыв отточенный кинжал,
                  Мне руки жмет с улыбкою лукавой
                  И крест на грудь кладет рукой еще кровавой
                  По человечеству мой брат!
                  Везде я слышал плач и жалобные стоны,
                  Я видел, как в пыли потоптаны лежали
                  Права народные, щит слабого - законы;
                  С безмолвным трепетом раскрыл
                  Я Клии крепкие скрижали,
                  Но хладный пот чело мое покрыл,
                  Глубокие черты на обагренной стали
                  Мой жребий царств, народов и царей,
                  События грядущих дней
                  И настоящего в протекшем указали.
                  Давно мне этот мир - как степь безбрежная Сахары,
                  Где дышит ветр песчаною волной,
                  Как океан, где грозные удары
                  Валов не устают греметь над головой.
                  Мне этот край одно пространное кладбище,
                  В котором ищет взор безбедного жилища
                  Среди преступничьих гробов!
                  И мой ударит час всеобщею чредою,
                  И знак сотрет с земли моих следов,
                  И снег завеет дерн над крышей гробовою;
                  Весной оттает снег, за годом год пройдет,
                  Могильный холм сравняется с землею
                  И крест без надписи падет!..
                  Жестокий Крон безжалостной рукою
                  Разрушит гордые чертоги городов,
                  Дела героев, мудрецов
                  Туманною покроет тьмою,
                  Иссушит глубину морей,
                  Воздвигнет горы средь степей,
                  И любопытный взор потомков
                  Не тщетно ль будет вопрошать,
                  Где царства падшие искать
                  Среди рассеянных обломков?..
                  Куда же мой отвеет время прах?
                  Где денутся все призраки златые?
                  Куда отделится таинственное я?
                  Где будет след минутный бытия,
                  Надежды, суеты, желания земные?
                  Давно погибло все, чего мой дух алкал!
                  Чего ж я жду с отжившею душою?
                  Кто к жизни мысль страдальца приковал?
                  И не в родстве ль давно я с прахом и землею?
                  Не время ли мне сделать шаг вперед
                  И снять покров с таинственной химеры?
                  В моих руках светильник чистой веры, -
                  Он свет в пути моем прольет!..
Записан
Страниц: [1]   Вверх
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by SMF | SMF © 2006-2008, Simple Machines LLC