Страниц: [1]   Вниз
  Печать  
Автор Тема: Владимир Михайлович Жемчужников. 23 апреля.  (Прочитано 2260 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Тимофей Перевезенцев
Модератор форума
Завсегдатай форума
***
Offline Offline

Пол: Мужской
Сообщений критики: 0
Стихотворений: 5
Всего сообщений: 469


Человек из Кемерово...


« Тема: Апрель 23, 2011, 19:37:55 »

Странно, что до сих пор никто не обратил внимание на мистическое сходство дат рождений двух сочинителей, и потому, читатель, ты сейчас попадаешь на премьеру исторической сенсации: день рождения обоих(Владимира и Казьмы) 23 (11 по старому стилю) апреля.



Знатокам литературы имя Владимира Михайловича Жемчужникова известно как имя одного из создателей сочиненений Козьмы Пруткова. Но оно всегда как-то затенялось могучими писательскими фигурами его старшего брата, поэта и драматурга Алексея Жемчужникова, признанного академиком одновременно с Львом Толстым, Короленко и Чеховым, и, конечно, Алексея Константиновича Толстого, богатыря, не только триумфально прошедшего писательско-драматическое поприще, но и легко гнувшего подковы в забавных сценах реальной жизни. Однако, со временем эти гиганты литературной России 19 века сами несколько затенились еще более представительной наружностью сотворенного при их участии Козьмы Пруткова, которого, как известно, только за фигуру стоило сделать губернатором, и в нетленной судьбе которого все же решаюшую роль сыграл младший из его клевретов по возрасту, но не по таланту Владимир Жемчужников.

Ключевая роль в создании образа Козьмы Пруткова принадлежит именно Владимиру Жемчужникову, не только блестяще реализовавшему идею писать вместе под вымышленным именем, но и целиком посвятившему свой писательский и организаторский дар первому и до сих пор единственному в своем роде большому русскому виртуальному писателю-персонажу. Все 30 лет своего творческого пути Владимир Жемчужников шел по литературным подмосткам, писал и публиковался только под именем Козьмы Пруткова, был его постоянным редактором и вел практически все его издательские дела. Ему, ставшему автором или соавтором почти половины творений с установленным авторством его создателей, принадлежит и биография псевдонима, завершившая целостность и материализацию литературного виртуала.

Нынешним псевдокумирам падать на низменные порноидеопросторы горадо проще, чем в стародавние времена было поднимать вечные ценности классикам. Богатырский дух Владимира Жемчужникова не был столь эффектен и заметен публикой, как нравственная сила графа Толстого, не только вдавливавшего гвозди в стену руками, но и вытащившего из под ареста опального Тургенева, хлопотавшего о судьбе Чернышевского перед другом детских игр, императором Александром вплоть до размолвки с ним, или, как нравственная чистота старшего брата Алексея, считавшегося певцом гражданской чести России, или неистощимого на выдумки и мистификации их брата и соавтора Александра Жемчужникова, способного за ночь в форме флигель-адъютанта объехать главных столичных архитекторов с высочайшим повеление явиться к утру во дворец в связи с полным провалом Исаакиевского собора в болотную почву. Однако, именно творческому подвигу Владимира Жемчужникова Козьма Прутков обязан своему выдвижению в ранг классиков русской литературы, а русское искусство — рождению в себе жанра литературногого абсурда вместе с его непререкаемым отцом.

Написанное Владимиром Жемчужниковым от имени Пруткова «Мое посмертное объяснение к комедии «Фантазия» к десятилетию ее премьеры и ставшее ее заключительной постскрипт-сценой абсолютно актуально и сегодня: «Итак, публике дозволено было видеть эту комедию только один раз! А разве достаточно одного раза для оценки произведения, выходящего из рядовых? Сразу понимаются только явления обыкновенные, посредственность, пошлость. Едва ли кто оценил бы Гомера, Шекспира, Бетговена, Пушкина, если бы произведения их было воспрещено прослушать более одного раза! Но я не ропщу... Я только передаю факты».

Но нет худа без добра. Рукописи комедии повезло больше, чем ее сценическому действу и она после двух цензурных запретов, случившихся несмотря на уверения Владимира Жемчужникова, что политики в пьесе нет, таки вошла в собрание сочинений Пруткова через 33 года после написания и вместе с ним переиздавалась десятки и десятки раз.

«Неудачник»-драматург Козьма Прутков продолжал писать в свой огромный директорский стол комедии и в одной из них, названной «Опрометчивый Турка, или: Приятно ли быть внуком?», старый герой вышепомянутой «Фантазии» обзаводится бархатным стулом и внуком турецкого происхождения, проясняя нам, откуда растут вышедшие из его естественно-разговорного представления ноги советского авантюрного романа и самого Остапа Бендера.

Самым известным и любимым жанром творчества Пруткова для интеллектуального читателя стали его афоризмы. Первый из них: «Не по частям водочерпательницы, но по совокупности ее частей суди об ее достоинствах», по признанию Пруткова, датируется 1842 годом и принадлежит то ли молодому Козьме, то ли 12-летнему Владимиру Жемчужникову. Что тут можно сказать? Разве что: «Отыщи всему начало, и ты многое поймешь».

Еще одно произведение, даже для занимающего особое место в русской словестности Козьмы Пруткова стоящее на особом месте. Это написанный Владимиром Жемчужниковым в канун Крестьянской реформы, а после нее изрядно дополненный «Проект: о введении единомыслия в России». Вот уж пример поразитетельного влияния искусства на жизнь. Сатира на жалкую попытку монаршей монополизации идеологии через несколько десятков лет вдруг реализовалась и в течение почти столетия успешно доминирует в современной политике. Де факто, сатирика Владимира Михайловича Жемчужникова нужно признать отцом универсальной современной политической системы. Универсальной, — потому что успешно функционирует при всех существующих общественных формациях — и при социализме, и при постсоциализме, и при капитализме, и, видимо, скоро будет существовать и при посткапитализме. Внедренная в 17 году, она перешла по наследству от Ленина к Сталину и с успехом применялась в Политбюро и Верховном Совете вплоть до Горбачева, когда единомыслие стали внедрять в сочетании с единонедомыслием, продолжившемся и после него.
Однако, нынешняя многодумственная политическая элита вернулась к классическому оригиналу даже в названии. Единственное малозначительное упущение: между словами единая и Россия отсутствует смыслообразующее для собственно их единения «мыслие». Но не стоит обращать внимание на такую мелочь, можно и без мысли, был бы кворум. А мысль спустят сверху, откуда и положено. И нет ничего плохого в том, что она единая. Даже, пожалуй, логично. Ведь не может быть несколько разных правильных мыслей. Правильная мысль только одна-единая. Важно только, чтоб именно она была правильной.

Материал:
Писарь Сергий.
Энциклопедический календарь «Шпаргалка Эрудита».
сайт www.kozma.ru

Записан
Страниц: [1]   Вверх
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by SMF | SMF © 2006-2008, Simple Machines LLC