Страниц: [1]   Вниз
  Печать  
Автор Тема: Роберт Фрост. 26 марта.  (Прочитано 3061 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Тимофей Перевезенцев
Модератор форума
Завсегдатай форума
***
Offline Offline

Пол: Мужской
Сообщений критики: 0
Стихотворений: 5
Всего сообщений: 469


Человек из Кемерово...


« Ответ #2 Тема: Март 28, 2011, 17:14:10 »

Тебе, Ульяна, спасибо Smiley
Записан
Ульяна
Гость
« Ответ #1 Тема: Март 28, 2011, 02:16:36 »

Тим, СПАСИБО! Ты - молодец! Читаю с огромным удовольствием! Smiley
Записан

Тимофей Перевезенцев
Модератор форума
Завсегдатай форума
***
Offline Offline

Пол: Мужской
Сообщений критики: 0
Стихотворений: 5
Всего сообщений: 469


Человек из Кемерово...


« Тема: Март 26, 2011, 18:42:39 »

Роберт Фрост (. Robert Frost) — один из крупнейших поэтов в истории США, четырежды лауреат Пулитцеровской премии (1924, 1931, 1937, 1943 гг.)  - одна из наиболее престижных наград США в области литературы, журналистики, музыки и театра.



x x x


             Я целый день по листьям бродил, от осени я устал,
             Сколько узорной пестрой листвы за день я
                                                  истоптал!
             Может, стараясь вбить в землю страх,
                                         топал я слишком гордо,
             И так безнаказанно наступал на листья ушедшего
                                                         года.

             Все прошлое лето были они где-то там, надо мной,
             И мимо меня им пришлось пролететь,
                               чтоб кончить свой путь земной.
             Все лето невнятный шелест угроз я слышал над
                                                         головой,
             Они полегли - и казалось, что в смерть
                                           хотят меня взять с собой.

             С чем-то дрожащим в душе моей,
                                    говоря будто лист с листом,
             Стучались мне в веки, трогали губы, -
                                            и все о том же, о том...
             Но зачем я должен с ними уйти?
                                        Не хочу я и не могу:
             Выше колени - еще хоть год удержаться бы
                                                    на снегу.

             Перевод Василия Бетаки

Особенностью поэтической манеры Фроста является то, что эпизоды повседневной человеческой деятельности неизменно получают у него многослойное философско-метафизическое осмысление. Продолжая браунинговскую традицию драматического монолога, Фрост вводит в оборот стихотворные диалоги, наполненные разговорными интонациями и тонким психологизмом.

НИ ДАЛЕКО, НИ ГЛУБОКО


                         Нрав у людей такой:
                         Им на песке не лень,
                         К берегу сев спиной,
                         В море глядеть весь день.

                         Парусной лодки крыло
                         Там оживляет вид,
                         Порою воды стекло
                         Чайку на миг отразит.

                         Берег хорош собой
                         И многообразней стократ,
                         Но бьет о песок прибой,
                         И люди в море глядят.

                         Не видят они далеко,
                         Не видят они глубоко,
                         Но хоть и бессилен взгляд,
                         Они все равно глядят.


                         Перевод А. Сергеева

Основная часть стихотворного наследия поэта обыгрывает тему отношений человека с вечной природой, которая предстает у Фроста принципиально непостижимой и чуждой человеку, а нередко таит в себе имманентную угрозу («Stopping By Woods On A Snowy Evening» — самое хрестоматийное стихотворение американской поэзии XX в.) Результаты человеческой деятельности теряются в беспредельности и бессмысленности окружающего мира

ЗВЕЗДЫ


                         Над снегом нашим в небесах
                         Несметны сонмы звезд,
                         Когда метель наносит нам
                         Сугробы в полный рост.

                         И кажется, что нас ведут
                         В снегах земным путем
                         К покою белому, куда
                         Вслепую мы бредем.

                         Однако звезды не струят
                         Нам ни любовь, ни зло,
                         Как мраморной Минервы взор
                         Незрячий - сплошь бело.


                         Перевод С. Степанова

Среди почитателей его таланта — Владимир Набоков, Хорхе Луис Борхес, Иосиф Бродский. Последний в своей нобелевской лекции назвал Фроста одним из пяти поэтов, наиболее повлиявших на его творчество.
Поэма Набокова, из написанного  по-английски  романа  "Бледное  пламя", явно восходит к Фросту и
пронизана стремлением перещеголять знаменитого американца, обыграть его, так
сказать,  "в  гостях"...  Правда,  этот  замысел  Набокова  нельзя  признать
удавшимся  (а по большому счету - и понятым современниками), да и не был сам
В.  В.  Набоков  ни  в английских стихах, ни в русских по-настоящему крупным
поэтом,  но  к посредственностям не ревнуют, а Набоков к Фросту, вне всякого
сомнения,  ревновал.  Меж  тем  величие  стихов  Фроста открывается читателю
далеко  не сразу: поэт, на первый взгляд, простоват, а при более углубленном
прочтении оказывается, наоборот, чересчур сложным, чтобы не сказать темным.

В СССР стихи Фроста издавали несколько раз, советская власть обеспечила
ему   режим   наибольшего   благоприятствования,   он  проходил  по  разряду
"сочувствующих", но это же отталкивало от него нашего читателя, привыкшего в
поэзии  (в  переводной  поэзии  в том числе и, может быть, в первую очередь)
искать  (по  слову  Осипа  Мандельштама)  "ворованный воздух" свободы. Фрост
дышал  этим  воздухом  -  но  не на наш, советско-антисоветский, лад. Слова,
сказанные почти девяностолетним поэтом в ходе его визита в СССР в 1962 году,
оказались  воистину  определяющими  -  властям  они льстили, а потенциальный
читательский интерес убивали на корню:
     "Ваша  эмблема - серп и молот, моя - коса и топор. Мои любимые занятия:
косить, рубить дрова и писать пером. Я знаю вас лучше, чем госдепартамент: я
изучал  Россию  по  русской  поэзии  и  приехал  проверить  все, что она мне
сказала.  Поэзия  - это мечта, создающая великое будущее. Поэзия - это заря,
озарение.  Поэтам  полезно  ездить  друг  к  другу с поэтической миссией, но
хорошо,  когда  это  помогает политике. Встречи поэтов полезнее, чем встречи
дипломатов, ибо сближают родственные души
".

Материал: Виктор Топоров из рецензии на книгу Р. Фроста «Неизбранная  дорога».
« Последнее редактирование: Март 26, 2011, 18:44:17 от Тимофей Перевезенцев » Записан
Страниц: [1]   Вверх
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by SMF | SMF © 2006-2008, Simple Machines LLC