Страниц: [1]   Вниз
  Печать  
Автор Тема: Торквато Тассо. 11 марта  (Прочитано 2876 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Тимофей Перевезенцев
Модератор форума
Завсегдатай форума
***
Offline Offline

Пол: Мужской
Сообщений критики: 0
Стихотворений: 5
Всего сообщений: 469


Человек из Кемерово...


« Тема: Март 11, 2011, 20:04:34 »

Привет, форум. Сегодня Италия. XVI век! Сума сойти, как давно это было! Хорошо, что поэты не умирают.

Торквато Тассо – крупнейший итальянский поэт, автор знаменитой поэмы «Освобождённый Иерусалим». Его литературное наследие включает большое число стихов и сонетов, трагедию «Король Торрисмондо», религиозную поэму «Семь дней сотворения мира», трактат «Рассуждения о поэтическом искусстве».



Cкончал пустынник речь... Небесно вдохновенье!
Не скрыто от тебя сердечное движенье,
Ты в старцевы уста глагол вложило сей
И сладость оного влила в сердца князей:
Ты укротило в них бунтующие страсти,
Дух буйной вольности, любовь врожденну к власти:
Вильгельм и мудрый Гелф, первейший из вождей,
Готфреда нарекли вождем самих царей

(из «Освобожденный Иерусали. песнь I»)

Ещё ребенком он должен был расстаться с отцом, которого постигло изгнание; мать его, нежная, умная и добродетельная женщина, руководила его воспитанием. Мальчик отличался замечательными дарованиями и считался одним из лучших учеников Иезуитской коллегии, в которой воспитывался. Самолюбие его, школа развила до крайности. Религиозность в нём тоже была весьма сильна. После смерти матери Тассо переселился к отцу в Рим, где усердно занимался древними писателями, особенно Вергилием и Гомером.

Отец убеждал сына искать надежного мецената, способного оказать ему материальную и нравственную поддержку. Таким меценатом оказался Гвидобальд Урбинский. Герцог и его двор не только предавались развлечениям, но и занимались философией, поэзией, музыкой и даже математикой. Тассо нашёл здесь надежного руководителя в лице Командино, философа, поклонника древности. При дворе часто велись диспуты: одни признавали лишь Гомера и Вергилия достойными имени "Поэта", другие превозносили Ариосто. Тассо находил, что можно примирить оба направления. С этой целью он задумал поэму «Ринальдо», где рисуется идеальный рыцарь, руководимый честолюбием и любовью к даме. Материал взят из классических авторов; встречаются прямые заимствования из Вергилия и Ливия.

Клоринда упредив отряд,
Вступает в бой с Танкредом.
Обломки копий вверх летят,
И треск за треском следом;
Удар последний над челом
Клоринды разразился,
И развязавшийся шелом
С чела ее свалился;
И ветр, развеяв по плечам
Руно кудрей златое,
Открыл изменою очам
Красавицу в герое.

В очах ее сверкал огонь,
И в самом гневе милый,
Что ж был бы в неге сей огонь?
Танкред, сберися с силой,
Всмотрись! Еще ль не узнаешь
Любви твоей предмета?
Здесь та, кем дышишь, кем живешь.
От сердца ль ждешь ответа?
И сердце скажет: это та,
Которой у потока
Тебя пленила красота!
К ней, к ней вниманье ока!

(из «Освобожденный Иерусали. песнь III»)

Впрочем, что до роскоши, то ему не доведется насладиться ею. А между тем он не был создан, чтобы питаться куском черного хлеба и жить где-нибудь под небом в мансарде. Напротив, у него был вкус к богатству, удовольствиям, увеселениям. До самой смерти сохранит он страсть к драгоценным камням, украшениям, дорогой посуде. Скудость существования - убогий стол, стесненность в средствах - омрачала его воображение. И когда ему приходилось довольствоваться, скажем, тыквенным супом, из-под его пера выходили злые и большей частью малоудачные стихи.

 Некоторое время он прожил в Мантуе, затем получил приглашение прибыть в Феррару (1565). Герцог Альфонс II Феррарский был блестящим прожигателем жизни, для вида покровительствовавший науке и поэзии, поскольку они расширяли ореол его славы. Поэты должны были быть, прежде всего, царедворцами. Тассо приняли чрезвычайно любезно: его ученость, его поэтический талант придавали новый блеск двору. По убеждениям Альфонс II был ревностным католиком-реакционером, врагом ереси, проникавшей с севера, а по характеру — тщеславным, жестким и даже жестоким человеком. Он старался извлечь из покровительства поэту или художнику наибольшую пользу, при наименьших затратах, и был щедр лишь тогда, когда было затронуто его тщеславие. На первых порах Тассо был ослеплен и очарован феррарским двором. Особенно ценили его придворные дамы, во главе которых стояли сестры герцога, Лукреция и Элеонора. Тассо казалось, что он «в раю и окружен ангелами». Стихи его перечитывались и разучивались; герцог часто приглашал его к своему столу. Т. не имел соперников и без труда отодвигал на задний план менее даровитых, хотя и более угодливых поэтов, вроде Пиньи.

52
Танкред не даст убийце ускользнуть,
Уверен, что принудит мужа к бою.
Она к другим воротам держит путь,
Священной осененная горою,
Но склон не успевает обогнуть,
Оружья звон услыша за спиною,
И в ночь кричит: «Ты с чем спешишь, гонец?»
В ответ: «С мечом. Теперь тебе конец».
53
«Ты ищешь смерти,— дева молвит смело,—
И ты ее получишь от меня».
Затем что с пешим всаднику не дело
Сражаться, паладин сошел с коня.
Мечи скрестились, битва закипела,
Сверкают взоры, полные огня.
Враги сошлись, напоминая оба
Быков, которых ослепила злоба.
54
Достойны ярких солнечных лучей
И зрителя отвага их и сила.
О ночь, напрасно ты в груди своей
Сражающихся воинов сокрыла!
Позволь поведать для грядущих дней
Подробно обо всем, что дальше было.
Да увенчает вечной еловой их,
Из мрака вырвав, мой правдивый стих.

(из «Освобожденный Иерусали. песнь XII»)

После смерти отца и некоторого пребывания в Риме и Пезаро, Тассо возвращается в Феррару. Однако через некоторое время поэт начинает страдать от сильнейшего нервного истощения, которое было вызвано, скорее всего, тяжёлой, выматывающей литературной работой, сомнениями в правильности своего религиозного и литературного пути, которые возникли после завершения работы над «Освобождённым Иерусалимом» и последующей критикой своей работы. Нервозность Тассо могла быть вызвана также и критикой лучшей его работы, которая, по его собственным ожиданиям, должна была его прославить.
Нервное состояние поэта значительно ухудшилось, участились срывы. Неврастения, которая мучила Тассо, приняла более острую форму: временами он впадал в полную прострацию, временами — в беспричинную меланхолию. У него были приступы неконтролируемого гнева и мании преследования. Его религиозные убеждения стали ещё более запутанными. В 1575 в Болонье его обследовал инквизитор.

В 1579 году герцог Альфонсо, которого Торквато Тассо позволил себе публично бранить, отправляет его на принудительное лечение в больницу Святой Анны, в которой поэт в итоге провёл семь лет. По всей видимости, реальной причиной, по которой герцог решил запереть Тассо в клинике, было то обстоятельство, что поэт со своими еретическими воззрениями мог растлить Казу д’Эсте, которая уже находилась под пристальным наблюдением Римской курии. Страдания Торквато Тассо усугублялись ещё и тем, что неизвестные люди против его воли издали «Освобождённый Иерусалим».

В 1586 году друг поэта Винченцо Гонцага отвёз поэта в Мантую, где он мог в относительном спокойствии работать, но довольно скоро с тем случился новый приступ болезни. В октябре 1587 года Тассо лихорадочно отбывает в Модену, затем в Болонью, и, наконец, постригается в монахи в Неаполе.

Се час божественный Авроры золотой:
Со светом утренним слиялся мрак ночной.
Восток румяными огнями весь пылает,
И утрення звезда во блесках потухает;
Оставя по траве, росой обмытой, след.
К горе Оливовой Ринальд уже течет.
Он в шествии своем светилы зрит небренны,
Руками Вышнего на небесах возженны.
Зрит светлый свод небес, раскинут, как шатер,
И в мыслях говорит: «Колико ты простер,
Царь вечный и благий, сияния над нами!
В день солнце, образ твой, течет под небесами,
В ночь тихую луна и сонм бессчетных звезд,
Лиют утешный луч с лазури горних мест.
Но мы, несчастные, страстями упоенны,
Мы слепы для чудес: красавиц взор влюбленный,
Улыбка страстная и вредные мечты
Приятнее для нас нетленной красоты».
На твердые скалы в сих мыслях востекает
И там чело свое к лицу земли склоняет.

(из «Освобожденный Иерусали. песнь XVIII»)
Записан
Страниц: [1]   Вверх
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by SMF | SMF © 2006-2008, Simple Machines LLC