Страниц: [1]   Вниз
  Печать  
Автор Тема: Лапшин Виктор Михайлович. 27 февраля.  (Прочитано 3197 раз) 1 благодарят за тему
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Тимофей Перевезенцев
Модератор форума
Завсегдатай форума
***
Offline Offline

Пол: Мужской
Сообщений критики: 0
Стихотворений: 5
Всего сообщений: 469


Человек из Кемерово...


« Ответ #2 Тема: Февраль 28, 2011, 17:57:04 »

Пожалуйста, Ульяночка   Smiley
Записан
Ульяна
Гость
« Ответ #1 Тема: Февраль 27, 2011, 20:59:31 »



ОТПОВЕДЬ
В нашей древней стороне
Всех ты краше и моложе.
Не ко всем, а лишь ко мне
Равнодушней будь и строже.
Не гляди, не подходи:
Для другого мать взрастила!
Видишь камень впереди?
То душа моя застыла.
За версту минуй мой дом:
В нем сквозняк несчастья свищет.
Чуешь, рыщут за холмом?
То меня судьбина ищет.
Ни слезы не оброня
И не сторонясь нимало,
Все же смотришь на меня?
Негодяев не видала?
В нашей древней стороне,
Чья тоска моей моложе,
Что ж ко всем, но не ко мне
Равнодушней ты и строже?


.

Материал:
Михаил БАЗАНКОВ "НО НИКОГО В БЕДЕ МЫ НЕ БРОСАЛИ..."



Так понравилось это стихотворение!!!!!!!!!!!!  СПАСИБО, Тимофей!!!!!!!  InLove

Записан

Тимофей Перевезенцев
Модератор форума
Завсегдатай форума
***
Offline Offline

Пол: Мужской
Сообщений критики: 0
Стихотворений: 5
Всего сообщений: 469


Человек из Кемерово...


« Тема: Февраль 27, 2011, 19:33:51 »



Подлинная поэзия не является в угоду какой-нибудь моде или временной политике. Виктор Лапшин относится к числу тех внутренне собранных, выдержанных по большому счету людей, которые здраво оценивают свои возможности, свое время и потому знают: "нет чувства выше, чем тоска по Родине своей" (Леонид Попов), знают, что не стоит тратить жизнь на улаживание собственного душевного комфорта, благополучия и на улаживание мелких завистнических дрязг незначительных людей. Он как бы уходит в спасительное, найденное тревожной думой-далью, уединение от окололитературных споров. Это по внешнему поведению. Но живет в постоянной тревоге за людей, за природу, за общее бытие. Такая тревога и определяет тональность книг, поэтическое мировосприятие. Голос питается от многовековой стихии русского слова и потому звучит выражением "всенародной нравственной высоты".

ЭЛЕГИЯ
В толпе, где лица, хари, рыла
Равны пред ликом Божества,
Давно ты мне не говорила
Простые, нежные слова.
Ты далека, еще далече
Томленья наши, наши дни.
О, необузданные речи
И ласки, - пыткам вы сродни!
В стране измен, корысти, зверства,
При воле пуле и ножу,
Я за тобой, пустое сердце,
Как призрак мыслящий, хожу.
Поддамся ль жизни я бесцельной
И устремлюсь ли в мир иной
С мечтою дерзкой, запредельной -
Или же с шуткой площадной?
С тобою встретиться не чаю
Ни в духе я, ни во плоти.
Хотел бы вымолвить: "Прощаю", -
И говорю тебе: "Прости!"


Его стихи, как говорится в одной из аннотаций, трудно назвать просто лирическими, - они скорее мировоззренческие, философские, мифологические. "Главное в них - глубокая, подчас угрюмая, но неожиданно и сильно проявившаяся мысль, богатство содержания и завидное бесстрашие исследования жизни" ("Советский писатель", 1989 г.). Труден его личный жизненный опыт, но нелегкий груз печали и раздумий он поворачивает в сторону добра и красоты.

ОТПОВЕДЬ
В нашей древней стороне
Всех ты краше и моложе.
Не ко всем, а лишь ко мне
Равнодушней будь и строже.
Не гляди, не подходи:
Для другого мать взрастила!
Видишь камень впереди?
То душа моя застыла.
За версту минуй мой дом:
В нем сквозняк несчастья свищет.
Чуешь, рыщут за холмом?
То меня судьбина ищет.
Ни слезы не оброня
И не сторонясь нимало,
Все же смотришь на меня?
Негодяев не видала?
В нашей древней стороне,
Чья тоска моей моложе,
Что ж ко всем, но не ко мне
Равнодушней ты и строже?


Одни пойдут далью думы, другие - поиском любви и верности, третьи остановятся, чтобы понять собственное самочувствие в соприкосновении с другими судьбами, а кто-то и отмахнется, не принимая такой способ поэтического исследования жизни и выражения чувств, усомнится в утверждениях, не примет жесткой категоричности некоторых стихов. Поэт это предвидит, зная, что "обнаженность нерва" и "гордая державность" ("Так будет") ныне не услаждают слух имеющих иные нравственные ориентиры. Но решительно идет он на трудный диалог, стремясь сочувственно и строго понять каждого собеседника. Кто как, а он живет без маски.

ТАТЬЯНА
Когда я жил не сыто и не пьяно
И в одиночестве копил тоску,
Тебя увидел... Вот моя Татьяна!
Ну, мало ль что примнится простаку...
Решился и пришел. Мой голос зыбкий
Был слышен, может, мне лишь одному.
Ответила ты с вольною улыбкой:
"Спасибо вам, но это ни к чему".
Избранник твой, степенен деревянно,
Мурлыкает, как на гульбе коты...
Татьяна ты, но не моя Татьяна,
И потому не истинная ты.

Развивая свои темы, автор находит новые образы, лучи его тревог "за всех и ради всех" охватывают все более широкое пространство. Многовековая стихия русского слова, из которой произрастает поэтическое самовыражение, чувствуется прочной основой самобытной поэзии - любовной, философской и гражданской лирики. Все направления плодотворны. Такая поэзия не умирает, не может прийти в упадок, она способна спасать национальные ценности действием на каждую конкретную душу. А сама вынуждена спасаться в выходящих небольшими тиражами изданиях.

Материал:
Михаил БАЗАНКОВ "НО НИКОГО В БЕДЕ МЫ НЕ БРОСАЛИ..."

« Последнее редактирование: Февраль 27, 2011, 19:40:08 от Тимофей Перевезенцев » Записан
Страниц: [1]   Вверх
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by SMF | SMF © 2006-2008, Simple Machines LLC