Страниц: [1]   Вниз
  Печать  
Автор Тема: Николай Иванович Гнедич. 13 февраля  (Прочитано 995 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Тимофей Перевезенцев
Модератор форума
Завсегдатай форума
***
Offline Offline

Пол: Мужской
Сообщений критики: 0
Стихотворений: 5
Всего сообщений: 469


Человек из Кемерово...


« Тема: Февраль 13, 2011, 19:25:47 »

Форум, привет.
13 февраля. День Николая Ивановича Гнедича, русский поэт, но славу  сыскавший себе переводом «Илиады» - эпической поэмы Гомера. Дело в том, что до него «Илиаду» переводили всего два раза прозой и  в 1787 году были напечатаны первые шесть песен «Илиады» в стихотворном переложении Ермила Кострова, сделанном александрийскими стихами.



Гнедич решился продолжать дело Кострова и в 1809 году издал в свет 7-ю песню «Илиады», переведённую тем же размером. В 1813 году, когда Гнедич дописывал уже 11-ю песнь, С. С. Уваровобратился к нему с письмом, в котором доказывал превосходство гекзаметра над александрийским стихом. Письмо это вызвало возраженияВ. В. Капниста, А. Ф. Воейкова и других: до этого времени гекзаметр в своих стихах использовал только В. К. Тредиаковский, который имел репутацию бездарного и трудночитаемого поэта. Пока шёл спор, возможен или невозможен русский гекзаметр, Гнедич, по собственному выражению, «имел смелость отвязать от позорного столба стих Гомера и Вергилия, привязанный к нему Тредиаковским».
Гнедич уничтожил переведённые песни, стоившие ему шести лет упорного труда. Только в 1829 году вышло полное издание «Илиады» размером подлинника. Перевод был горячо приветствуем лучшими писателями, в особенности Пушкиным. Тем не менее, некоторые исследователи, как например Б. И. Ордынскийи А. Д. Галахов, считали, что «Илиада» в переводе Гнедича, изобилующем архаизмами, потеряла свою простоту, представлена в приподнято-торжественном, риторическом стиле. Несомненные достоинства перевода Гнедича — в точной передаче подлинника, силе и яркой образности языка.

Гомер. Илиада. Песнь двадцать первая. Приречная битва.(отрывок)

       Но лишь трояне достигли брода реки светлоструйной,
        Ксанфа сребристопучинного, вечным рожденного Зевсом,
        Там их разрезал Пелид; и одних он погнал по долине
        К граду, и тем же путем, где ахейцы в расстройстве бежали
 5     Прошлого дня, как над ними свирепствовал Гектор могучий,-
        Там и трояне, рассеясь, бежали; но Гера глубокий
        Мрак распростерла, им путь заграждая. Другие толпами,
        Бросясь к реке серебристопучинной, глубокотекущей,
        Падали с шумом ужасным: высоко валы заплескали;
 10   Страшно кругом берега загремели; упадшие с воплем
        Плавали с места на место, крутяся по бурным пучинам.
        Словно как пруги, от ярости огненной снявшися с поля,
        Тучей к реке устремляются: вдруг загоревшийся бурный
        Пышет огонь, и они устрашенные падают в воду,-
 15   Так от Пелида бегущие падали кони и вои,
        Ток наполняя гремучий глубокопучинного Ксанфа.

       Он же, божественный, дрот свой огромный оставил на бреге,
        К ветвям мирики склонивши, и сам устремился, как демон,
        С страшным мечом лишь в руках: замышлял он ужасное в сердце;(...)


Русская "Илиада" - своеобразнейшее, значительнейшее творение именно русского поэта. Прислушаемся к голосу Белинского: "Этот человек у нас доселе не понят и не оценен, по недостатку в нашем обществе ученого образования. Перевод "Илиады" - эпоха в нашей литературе, и придет время, когда "Илиада" Гнедича будет настольного книгою всякого образованного человека. В переводе "Илиады"наши слова, под пером вдохновенного переводчика, исполненного поэтического такта, истинное и бесценное сокровище"; "Перевод "Илиады" Гомера на русский язык есть заслуга, для которой нет достойной награды... Русские владеют едва ли не лучшим в мире переводом "Илиады"..." Действительно, для того чтобы читатель мог взять для себя из "Илиады", переведенной Гнедичем, как можно больше, он должен иметь высокую культуру. Не все современники Белинского смогли стать полноценными читателями "Илиады"; у Белинского были большие надежды на читателя будущих времен.
 
ЧТО ЗНАЧИТ ЛЮБИТЬ
   (Изъяснение для Словаря)
  
   По целым дням чего-то все желать,
   Чего? не понимая;
   Зарадоваться вдруг и вслед за тем - вздыхать,
   О чем, не очень зная;
   Все утро проскучать и вечера хотеть,
   А вечером об утре сожалеть;
   Страшить себя, когда надеждой можно льститься;
   Надеждой льстить себе, как надобно страшиться;
   Всем жертвовать и трепетать,
   Не мало ли еще пожертвовано было?
   Терзаться тем, что прежде веселило;
   Страдать и обожать страдания свои;
   Вдруг ненавидеть их, с самим собой сражаться;
   И вдруг, забыв страдания свои,
   В мечты блаженства погружаться;
   То робким иногда, то слишком дерзким быть,
   То подозрительным, то очень легковерным;
   Всем верить, и считать на свете все неверным;
   Чужому все открыть, от дружбы все таить;
   Соперником считать невинного душою;
   Короче: ночью сна, а днем не знать покою,
   Вот смысл, но слабою наброшенный рукою,
   Глагола страшного _любить_;
   Вот что испытывал (я знаю над собою),
   Кто в жизни раз влюбленным был,
   И вот зачем никто два раза не любил.


Силы его гения в основном ушли в "Илиаду", но этим не исчерпывается поэтическая деятельность Гнедича. До "Илиады" и рядом с ней возникали под его пером произведения разных жанров; многие из них имели заслуженный, иногда огромный успех. Для той поры Гнедич - имя не только стихотворца, но и доброго ревнителя поэзии, который опекал молодые таланты. Он "друг поэтов молодых", как сказано в послании к нему Плетнева. Он всячески ободрял молодого Пушкина, был авторитетным советчиком для Рылеева, Кюхельбекера, Баратынского, Дельвига. И еще это было имя страстного патриота. Гнедич умел зажигать своим патриотизмом,- яркий пример тому вдохновленные им "Думы" Рылеева. Он призывал писателей работать над биографиями русских героев, брать отечественные героические темы, обращаться к сокровищам старого русского языка. На этой почве отчасти возник и перевод "Илиады": античную древность Гнедич воспринимал как явление родственное славяно-русской стихии, особенно в языке, - он отмечал "чудное средство" двух языков.
 
МОЛИТВА ДЕТЕЙ
  (в день рождения матери, на голос: "Боже, Царя храни!")
  
   Радость детей, любовь,
   Вас к выраженью - слов
   Мы не найдем!
   Мы их движения,
   В день восхищения,
   С гласом моления
   К Богу прольем:
   Боже, услышь детей!
   Знаешь, о чем душей
   Молят они:
   Всеми почтенную,
   Нам драгоценную,
   Мать несравненную,
   Боже, храни!


Материал:
1.  В. В. Афанасьев «...С таинственных вершин...»
2.  Гнедич Н. И. Стихотворения. Поэмы / Сост., вступ. ст. и примеч. В. В.
  Афанасьева. - М.: Сов. Россия, 1984.
« Последнее редактирование: Февраль 13, 2011, 19:34:18 от Тимофей Перевезенцев » Записан
Страниц: [1]   Вверх
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by SMF | SMF © 2006-2008, Simple Machines LLC