Страниц: [1]   Вниз
  Печать  
Автор Тема: Алишер Навои. 9 февраля  (Прочитано 4277 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Тимофей Перевезенцев
Модератор форума
Завсегдатай форума
***
Offline Offline

Пол: Мужской
Сообщений критики: 0
Стихотворений: 5
Всего сообщений: 469


Человек из Кемерово...


« Тема: Февраль 09, 2011, 19:47:24 »

Алишер Навои  — выдающийся поэт Востока, философ суфийского направления, государственный деятель тимуридского Хорасана. Под псевдонимом Фани (бренный) писал на языке фарси, однако главные произведения создал под псевдонимом Навои (мелодичный) на литературном чагатайском языке, на развитие которого оказал заметное влияние. Его творчество дало мощный стимул эволюции литературы на тюркских языках, в особенности чагатайской и воспринявшей её традиции узбекской.



Я — не Хосров, не мудрый Низами,
Не шейх поэтов нынешних — Джами.
Но так в своем смирении скажу:
По их стезям прославленным хожу.
Пусть Низами победоносный ум
Завоевал Берда, Ганджу и Рум;
Пусть был такой язык Хосрову дан,
Что он завоевал весь Индустан;
Пускай на весь Иран поет Джами, —
В Аравии в литавры бьет Джами, —
Но тюрки всех племен, любой страны,
Все тюрки мной одним покорены...
Где бы ни был тюрк, под знамя тюркских слов
Он добровольно стать всегда готов.


Навои учился в Герате (вместе с будущим правителем Хорасана Хусейном Байкарой, дружеские отношения с которым сохранил на всю жизнь), Мешхеде и Самарканде. Среди учителей Навои был Джами — в дальнейшем друг и единомышленник поэта. Как поэт проявил себя уже в 15 лет, причём писал в равной степени хорошо на тюркском и фарси).
Навои оказывал протекцию и поддерживал материально учёных, мыслителей, художников, музыкантов, поэтов и каллиграфов. При нём в Герате формируется кружок учёных и творческих людей, в который, в числе прочих, входили он сам, Джами, султан, писавший стихи под псевдонимом Хусайни, историки Мирхонд, Хондамир, Васифи, Давлятшах Самарканди, художник Бехзад, архитекторКаваш-эдин.

Как мыслитель Алишер Навои входил в дервишский суфийский орден Накшбанди. Следуя этике суфия, Навои соблюдал безбрачие и не имел гарема.

О сердце, не верь ее клятве, крепись,
Верни уверенья назад ей, крепись.
Когда эту нить перерубит разлука,
Вернешь ли свободу обратно? Крепись!
Другим поднесет она кубок свиданья,
Мне ж — чашу прощанья, и яд в ней... Крепись.
А слезы, как звезды, уронишь на землю —
Они лишь украсят наряд ей! Крепись...
Напрасно любовь будет жаждать свиданья —
И радость осилить навряд ей... Крепись.
Когда же душа разорвется от муки —
Что пользы рыдать, говорят ей, крепись!
Не жди, Навои, пока бархат истлеет,
Вот нищих одежда, — будь рад ей, крепись!


Творческое наследие Алишера Навои огромно и многогранно: оно включает в себя около 30 крупных произведений — диванов(сборников стихов), поэм (дастанов), философских и научных трактатов. Используя многовековые культурные традициимусульманских народов Средней Азии и Ближнего Востока, Алишер Навои создаёт вполне оригинальные произведения.
Лирические стихи трудно поддаются датировке, поскольку отклики на известные нам факты жизни поэта в них улавливаются довольно редко, а событийность для них вообще не свойственна. «Сокровищница мыслей» — лирическая исповедь поэта, передающая всю гамму его переживаний. Наряду с внешним любовным планом в них присутствует высший — по-суфийски спиритуализированный и использующий традиционные образы чувственной лирики в метафорическом ключе. При этом оригинальные метафоры Навои переплетаются с традиционными, почерпнутыми им из богатой традиции восточной поэзии.

Когда сравнение «сахар» предложат твоим устам,
Сама скорей прикуси их, скажи о них правду нам.
Я смелости не имею, чтоб губ коснуться твоих,
Довольствуюсь поцелуем, доступным моим мечтам.
И если я ум теряю от взгляда пери моей,
Какая польза, советчик, идти по твоим путям?
Быть может, когда всевышний задумал создать людей,
Свою мечту о прекрасном в тебе показал он нам.
Когда улыбнулся сахар твоих смеющихся губ,
Учил он сладко смеяться и розы по всем садам.
Но миру, как юной деве, ты сердца не отдавай,—
Мудрец ему сердце не дал, не веря его словам.
Скажи, отчего же дева бежит тебя, Навои?
Ведь нить меж ней и собою давно отыскал ты сам.


Любовь для Навои — одновременное высокое, духовное и изысканно-эротическое, земное чувство, которое подчиняет человека себе и лишает его свободы. И, вместе с тем, это не рождает в поэте пессимизма, поскольку Навои понимает любовные страдания как основу духовного возрождения.

Я не хочу, чтоб сердце вновь, забыв про раны, стало цело,
Пусть в клочья разорвется с ним мое истерзанное тело.
Спустите на меня собак — хранителей ее порога,
Пусть гонят яростно меня — душа бы радостью зардела.
Пусть у порога пери той несчастного безумца свяжут,
Пусть цепь накинут на меня — ярмо собачьего удела.
Зачем Меджнуну знать меня? Прошу вас, пленники безумья,
Чтоб ваша мудрость на меня хоть на мгновение слетела.
Безумье бешеного пса с моим безумьем не равняйте,
Зато слывущего умом с безумцем сравнивайте смело.
О вы, что дали мне совет навеки от вина отречься, —
Я отрекусь, но надо стать достойным этого предела!
Как горько плачет Навои: красавицами он отвергнут,
Пришли б к нему! — Его чело тогда б улыбкой просветлело!


Одной из гласных своих задач Навои считал развитие литературного чагатайского языка (тюрки). Именно в лирике поэта тюркский стих достиг вершин художественной выразительности: его газели поражают филигранной отделкой деталей, виртуозным соответствием формальным правилам, семантической игрой, свежестью образов, аллегорий и метафор. Благодаря лирике Навоифарси утрачивает статус единственного литературного языка. Некогда Бабур в книге «Бабур-наме» сказал о языке Навои:  «Алишербек был человек бесподобный, с тех пор, как на тюркском языке слагают стихи, никто другой не слагал их так много и так хорошо»

Авторы XV века полагали, что тюркский язык груб для поэзии. Это мнение Алишер Навои опровергает в трактате «Спор двух языков» (1499). В нём обосновано культурное и художественное значениечагатайского языка (тюрки). Навои пишет:
    "Богатство тюркского языка доказано множеством фактов. Выходящие из народной среды талантливые поэты не должны выявлять свои способности на персидском языке. Если они могут творить на обоих языках, то все же очень желательно, чтобы они на своем языке писали стихов побольше». И далее: «Мне кажется, что я утвердил великую истину перед достойными людьми тюркского народа, и они, познав подлинную силу своей речи и ее выражений, прекрасные качества своего языка и его слов, избавились от пренебрежительных нападок на их язык и речь со стороны слагающих стихи по-персидски."

Материал:
1.   Каюмов А. П. Алишер Навои / История всемирной литературы: В 9 томах. Т. 3. М.: Наука, 1985. С. 576—582
2.   Мельничук Г. Бабур — поэт, рожденный венценосцем
3.   Навои А. Стихотворения и поэмы. — М., 1965.
4.   http://alishernavoiy.ru

« Последнее редактирование: Февраль 09, 2011, 19:51:10 от Тимофей Перевезенцев » Записан
Страниц: [1]   Вверх
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by SMF | SMF © 2006-2008, Simple Machines LLC