Страниц: [1]   Вниз
  Печать  
Автор Тема: Джордж Гордон Байрон. 22 января  (Прочитано 3662 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Тимофей Перевезенцев
Модератор форума
Завсегдатай форума
***
Offline Offline

Пол: Мужской
Сообщений критики: 0
Стихотворений: 5
Всего сообщений: 469


Человек из Кемерово...


« Ответ #2 Тема: Январь 24, 2011, 17:33:35 »

 Kiss Kiss Kiss
Записан
Alisa
Гость
« Ответ #1 Тема: Январь 22, 2011, 23:36:52 »

Спасибо тебе за Байрона, Тимофей.  Kiss

     

                                 К ВРЕМЕНИ

                        О Время! Все несется мимо,
                        Все мчится на крылах твоих:
                        Мелькают весны, медлят зимы,
                        Гоня к могиле всех живых.

                        Меня ты наделило, Время,
                        Судьбой нелегкою - а все ж
                        Гораздо легче жизни бремя,
                        Когда один его несешь!

                        Я тяжкой доли не пугаюсь
                        С тех пор, как обрели покой
                        Все те, чье сердце, надрываясь,
                        Делило б горести со мной.

                        Да будет мир и радость с ними!
                        А ты рази меня и бей!
                        Что дашь ты мне и что отнимешь?
                        Лишь годы, полные скорбей!

                        Удел мучительный смягчает
                        Твоей жестокой власти гнет:
                        Одни счастливцы замечают,
                        Как твой стремителен полет!

                        Пусть быстротечности сознанье
                        Над нами тучею висит:
                        Оно темнит весны сиянье,
                        Но скорби ночь не омрачит!

                        Как ни темно и скорбно было
                        Вокруг меня - мой ум и взор
                        Ласкало дальнее светило,
                        Стихии тьмы наперекор.

                        Но луч погас - и Время стало
                        Пустым мельканьем дней и лет:
                        Я только роль твержу устало,
                        В которой смысла больше нет!

                        Но заключительную сцену
                        И ты не в силах изменить:
                        Лишь тех, кто нам придет на смену,
                        Ты будешь мучить и казнить!

                        И, не страшась жестокой кары,
                        С усмешкой гнев предвижу твой,
                        Когда обрушишь ты удары
                        На хладный камень гробовой!
Записан

Тимофей Перевезенцев
Модератор форума
Завсегдатай форума
***
Offline Offline

Пол: Мужской
Сообщений критики: 0
Стихотворений: 5
Всего сообщений: 469


Человек из Кемерово...


« Тема: Январь 22, 2011, 18:34:47 »

Привет. Сегодня уже 22 января. Время летит слишком быстро…  Время пролетает, истина остается, остается только классика…
Трудно указать на какой-либо журнал в русской литературе, который не уделил бы места тем или другим произведениям Байрона. Почти все русские поэты, начиная с 20-х годов, переводили его; но эти переводы, разбросанные в журналах и отдельных изданиях наших поэтов, оставались малодоступными для русской читающей публики. Н. В. Гербель пополнил этот пробел. Опытной рукой он собрал всё лучшее и издал в 1864—1867 гг. в С.-Петербурге 5 томов под заглавием: «Байрон в переводе русских поэтов»; 2-е издание последовало в1874—1877 гг., 4 т., СПб., а в 1883—1884 гг. вышло 3-е изд., 3 т. с библиографическими перечнями в конце каждой книги и биографией Б., написанной И. Шерром.
Джордж  Гордон Байрон  -  английский поэт-романтик. Величайший поэт, оказавший влияние не только на многих своих гениальных современников (Пушкина, Лермонтова и др.), но и на последующие поколения писателей. Сегодня этот писатель – ярчайший представитель художественной литературы начала 19 века.



«Эпитафия самому себе»

Природа, юность и всесильный бог
Хотели, чтобы я светильник свой разжег,
Но Романелли-врач в своем упорстве страшен:
Всех трех он одолел, светильник мой погашен!

(Перевод - А. М. Арго)

Гордон — второе личное имя Байрона, данное ему при крещении и совпадающее с девичьей фамилией матери. Отец Байрона, однако, претендуя на шотландские владения своего тестя, использовал «Гордон» как вторую часть фамилии (Байрон-Гордон), а сам Джордж был записан в школу под такой же двойной фамилией. В 10-летнем возрасте после смерти двоюродного деда Джордж сталпэром Англии и получил титул «барон Байрон», после чего, как это принято у пэров данного ранга, его обычным обиходным именем стало «лорд Байрон» или просто «Байрон». Впоследствии тёща Байрона завещала поэту имущество с условием носить её фамилию — Ноэл (Noel), и королевским патентом лорду Байрону было разрешено в порядке исключения носить фамилию Ноэл перед титулом, что он и делал, подписываясь иногда «Ноэл-Байрон». Поэтому в некоторых источниках его полное имя может выглядеть как Джордж Гордон Ноэл Байрон, хотя одновременно всеми этими именами и фамилиями он никогда не подписывался.

«Даме, которая спросила,
почему я весной уезжаю из Англии»

Как грешник, изгнанный из рая,
На свой грядущий темный путь
Глядел, от страха замирая,
И жаждал прошлое вернуть.

Потом, бродя по многим странам,
Таить учился боль и страх,
Стремясь о прошлом, о желанном
Забыть в заботах и делах, -


Так я, отверженный судьбою,
Бегу от прелести твоей,
Чтоб не грустить перед тобою,
Не звать невозвратимых дней,

Чтобы, из края в край блуждая,
В груди своей убить змею.
Могу ль томиться возле рая
И не стремиться быть в раю!

(Перевод - В. В. Левика)

В Кембриджском университете Байрон углубил свои научные знания. Но больше он отличился искусством плавать, ездить верхом, боксировать, пить, играть в карты и т. п., поэтому лорд постоянно нуждался в деньгах и, как следствие, «влезал в долги». В Хэрроу Байрон написал несколько стихотворений, и в 1807 году в печати появилась его первая книга — «Hours of idleness» (Часы Досуга). Это собрание стихотворений решило его судьбу: выпустив сборник в свет, Байрон сделался совсем другим человеком. Беспощадная критика на «Часы досуга» явилась в «Эдинбургском Обозрении» лишь спустя год, за который поэт написал большое количество стихов. Явись эта критика тотчас же после выхода книги, Байрон, может быть, совершенно бросил бы поэзию. «Я сочинил за полгода до появления беспощадной критики 214 страниц романа, поэму в 380 стихов, 660 строк „Босвортского поля“ и множество мелких стихотворений, — писал он мисс Фэгот, с семейством которой был дружен. — Поэма, приготовленная мной к печати — сатира». Этой сатирой он и ответил «Эдинбургскому Обозрению». Критика первой книги страшно огорчила Байрона, но свой ответ — «Английские барды и шотландские критики» («English Bards and Scotch Reviewers») — он издал только весной 1809 года. Успех сатиры был громадным и смог удовлетворить уязвленного поэта.

«Надпись
на могиле ньюфаундлендской собаки»

Когда надменный герцог или граф
Вернется в землю, славы не стяжав,
Зовут ваятеля с его резцом
И ставят памятник над мертвецом.
Конечно, надпись будет говорить
Не кем он был, - кем только мог бы быть.
А этот бедный пес, вернейший друг,
Усерднейший из всех усердных слуг, -
Он как умел хозяину служил,
Он только для него дышал и жил, -
И что ж? Забыты преданность и труд,
И даже душу в нем не признают:
Его кумир, всесильный господин,
На небесах желает быть один.
О человек, слепой жилец времен!
Ты рабством или властью развращен,
Кто знал тебя, гнушается тобой,
Презренный прах с презренною судьбой!
Любовь твоя - разврат, а дружба - ложь,
Ты словом и улыбкой предаешь!
Твоя порода чванна и горда,
Но за нее краснеешь от стыда.
Ступай к богатым склепам - и не стой
Над этой урной, скромной и простой.
Она останки друга сторожит.
Один был друг - и тот в земле лежит.

(Перевод - Игн. Ивановского)

Первым крупным произведением Байрона были две первые песни поэмы "Чайльд-Гарольд", появившиеся в печати в 1812 г. Это были путевые впечатления из путешествия Байрона по европейскому востоку, чисто внешним образом объединенные вокруг личности Чайльд-Гарольда. Основные черты этого образа повторялись в дальнейшем в центральных фигурах всех произведений Байрона, развивались и осложнялись, отражая на себе эволюцию душевной жизни самого поэта, и в целом создали образ носителя мировой скорби, "байронического" героя, господствовавший в европейской литературе первые три десятилетия XIX века. Сущность этого характера, как и всего европейского романтизма, составляет восходящий к Руссо протест человеческой личности против стесняющего ее общественного строя. Байрона отделяют от Руссо три десятилетия, заполненные величайшими событиями новой истории. За это время европейское общество пережило вместе с французской революцией эпоху грандиозных замыслов и пылких надежд и полосу самых горьких разочарований. Правящая Англия и сто лет тому назад, как сейчас, стояла во главе политической и общественной реакции, а английское "общество" требовало от каждого своего члена безусловного внешнего подчинения официально признанному кодексу моральных и светских правил. Все это в связи с необузданной и страстной природой самого поэта способствовало тому, что у Байрона протест Руссо превратился в открытый вызов, непримиримую войну с обществом и сообщил его героям черты глубокой горечи и разочарования.

«Воспоминание»

Конец! Все было только сном.
Нет света в будущем моем.
Где счастье, где очарованье?
Дрожу под ветром злой зимы,
Рассвет мой скрыт за тучей тьмы,
Ушли любовь, надежд сиянье...
О, если б и воспоминанье!

(Перевод - Вс. Рождественского)

 В Италии Байрон примкнул к карбонарскому движению, стремившемуся в 20-х годах XIX в. к освобождению Италии от австрийского владычества и тирании собственных правительств и к национальному объединению. Он скоро становится главой одной из деятельнейших карбонарских секций и основывает в Лондоне орган для распространения идей карбонаризма и поддержки обще-европейского либерального движения. В эти годы Байроном была создана оставшаяся неоконченной поэма "Дон Жуан", блестящая сатира на все цивилизованное общество. В 1823 г. сторонники освобождения Греции предложили Байрону стать во главе восставшей Греции. Байрон последовал этому призыву, собрал добровольческий отряд и отправился в Грецию.
15 июля 1823 он отбыл из Генуи вместе с П.Гамба и Э.Дж. Трелони. Около четырех месяцев он провел на острове Кефалония, ожидая инструкций от Комитета. Байрон дал деньги на снаряжение греческого флота и в начале января 1824 присоединился к князю Маврокордатосу в Миссолунги. Он принял под свое командование отряд сулиотов (греко-албанцев), которым выплачивал денежное довольствие.

«Надпись на чаше из черепа»

Не бойся: я - простая кость;
      Не думай о душе угасшей.
Живых голов ни дурь, ни злость
      Не изойдут из этой чаши.

Я жил, как ты, любил и пил.
      Теперь я мертв - налей полнее!
Не гадок мне твой пьяный пыл,
      Уста червя куда сквернее.

Быть винной чашей веселей,
      Чем пестовать клубок червивый.
Питье богов, не корм червей,
      Несу по кругу горделиво.

Где ум светился, ныне там,
      Умы будя, сверкает пена.
Иссохшим в черепе мозгам
      Вино - не высшая ль замена?

Так пей до дна! Быть может, внук
      Твой череп дряхлый откопает -
И новый пиршественный круг
      Над костью мертвой заиграет.

Что нам при жизни голова?
      В ней толку - жалкая крупица.
Зато когда она мертва,
      Как раз для дела пригодится.

« Последнее редактирование: Январь 22, 2011, 18:39:13 от Тимофей Перевезенцев » Записан
Страниц: [1]   Вверх
  Печать  
 
Перейти в:  


Комплексный интернет-маркетинг для предпринимателей и стартапов Агентство DeepMarketing.ru
Powered by SMF | SMF © 2006-2008, Simple Machines LLC