Страниц: [1]   Вниз
  Печать  
Автор Тема: Павлов Александр Борисович. 11 января  (Прочитано 1767 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Ирина Менакова
Посетитель

Offline Offline

Уровень: 0

Пол: Женский
Сообщений критики: 0
Стихотворений: 0
Всего сообщений: 0


« Ответ #1 Тема: Январь 25, 2016, 18:28:33 »

Здравствуйте если у вас есть стихотворение Павлова А.Б Хорошо-то как ст.84 опубликуйте его пожалуйста
Записан
Тимофей Перевезенцев
Модератор форума
Завсегдатай форума
***
Offline Offline

Пол: Мужской
Сообщений критики: 0
Стихотворений: 5
Всего сообщений: 469


Человек из Кемерово...


« Тема: Январь 11, 2011, 18:31:01 »

Как много вишен

Как много вишен,
сколько вишен
в твоем предутреннем дворе!
Как будто в сад весенний вышел
и заплутался на заре.

Как будто нет в кольце кирпичном
поленниц, лавок, этажей,
складных мальчишечьих ножей
и коловерти прифабричной.

Как много вишен у беседки...
Привстали, вышли, занялись,
как цветом истекают ветки,
во двор просеивая высь.

И небо за глухой стеною,
и ты в распахнутом окне...
И столько света надо мною,
и столько сумрака во мне.




Павлов Александр Борисович. Центральной темой поэзии является рабочая Магнитка, нравы её жителей, красота и древняя история уральского края. Свой богатый жизненный опыт и житейскую философию автор множит на филигранное мастерство стиля — не зря его перу принадлежит целая серия венков сонетов.

СОВЕСТЬ
(венок сонетов)
(отрывок)
4.

Как мечи суровы и клинки,
знает русич, ох как твердо знает!
Время дни тревожные меняет...
Редкие в селеньях старики
долго вдаль глядят из-под руки...
Крепко мать сынишку обнимает,
и тоску мальчонка понимает.
Где-то, где-то славные полки?
В диком поле (словно на погосте)
смертный холод обнимает кости,
моет дождь надеждам вопреки...
Говори, огонь, о всех печалях,
о родных невыплаканных далях —
молчаливо пляшут языки.


5.

Молчаливо пляшут языки.
Гул набатный, снова клич: «На стены!»
Между ребер мягко входят стрелы,
ночь в огне, и далеки полки.
С тяжких врат сворочены замки,
в храмах древних пали на колена.
Смерть в огне да будет краше плена,
коль законы правды велики.
Плачь, родная, плачь в последний раз.
Грянет час, да будет грозным час!
Басурмана на мечи нанижут.
Но летит приземисто орда,
в крике и пожарах города
и звезду кровавым жаром лижут...


Александр Павлов родился 11 января 1950 в г. Магнитогорске. До 20 лет он проживал со своими родителями и старшим братом Владимиром в бараке № 3, в комнате № 3.
«Брат Володя писал стихи, играл на гитаре, а мне всё время хотелось быть лучше брата», — вспоминает Александр Павлов. Учась в школе, Саша был записан сразу в пять библиотек, и уже в пятом классе сочинил своё первое стихотворение. По окончании восьми классов школы № 41 Александр Павлов поступил в Магнитогорский индустриальный техникум на специальность прокатчика; по окончании учёбы работал вальцовщиком в Первом листопрокатном цехе Магнитогорского металлургического комбината. В свободное от основной работы время он занимался в городском литературном объединении, где его наставниками были поэты Н. Кондратковская и В. Машковцев.
В 1969 Александр Павлов начал заниматься в городском литературном объединении имени Б. Ручьёва. В том же году его стихи впервые были напечатаны в газете «Магнитогорский металл», а их автор за успехи в литературном творчестве был награждён именными часами. Дебют в центральной прессе молодому поэту принесла армия: проходя службу рядовым войск ПВО Советской Армии в 1970—1972 годах, Александр участвовал в литературных конкурсах журналов «Советский воин», «Старшина-сержант» и газет Уральского иЛенинградского военных округов, неоднократно становившись их лауреатом. После демобилизации, в 1972 году, он начал работать литсотрудником в газете «Магнитогорский металл»

Станция Сычи

Подобру ли, поздорову ли
я заехал (хоть кричи!)
не на станцию Еловую,
а на станцию Сычи.
Свет зеленый в полночь ломится,
окна в воздухе парят...
Знать, великая бессонница
одолела всех подряд.
Тени важные за шторами
возвышаются в ночи.
Что за станция, которая
называется Сычи?
Я спешу дорожкой торною
под холодною луной.
Что за станция, которая
подшутила надо мной?
Шибко жители неважные.
Поздний гость — не постучи.
Тени с душами бумажными!
Поглядишь — и впрямь сычи.
Но рука земле поклонится
острогрудым топором.
На простуженной околице
я срублю себе хором.
Расписной, неогороженный...
С косяками заодно
врежу в стену придорожную
широченное окно.
Все его завешу воблою,
о большак ударю клич:
— Заходите, люди добрые!
Заходите, кто не сыч!


С конца 80-х годов Александр Павлов сообща с поэтом В. Машковцевым занимается возрождением уральского казачества. В творчестве поэта всё чаще проявляется тема исторического наследия станицы Магнитной, достигшая апогея в цикле стихов «Прозрение». На стихи Павлова написано несколько казачьих песен, вошедших в репертуар многих хоровых коллективов.
В 1996 в жизни поэта произошло рубежное событие — при участии поэтессы Р. Дышаленковой в Южно-Уральском книжном издательстве вышла самая объёмная его книга — более чем 500-страничный «Город и поэт». Этот сборник, выпущенный 10-тысячным тиражом при содействии Магнитогорского металлургического комбината, стал своеобразным отчётом поэта за более чем четвертьвековую литературную деятельность.

* * *

Живым — живое!
Отойди-ка, брат...
Зачем стонать, своей любуясь ролью?
Ты и лицом-то вроде розоват,
А все туда же — потрясаешь болью.

Придуманными бедами томим,
Ты ешь омлет размашисто и плотно,
А в голове облезлый херувим
Ворочает зловещие полотна,

Где все метанья мутные твои
Показаны с такою страшной силой,
Что кажется — рыдают соловьи
Над ранней и ухоженной могилой.

Живым-живое!
В сторону, с пути!
В твоем надломе сыро, как в канаве.
А если так, то уж позволь пройти,
Не думая о почестях и славе.


За те годы, что Александр Павлов руководит городским литературным объединением, в нём выросло немало молодых талантливых поэтов и прозаиков, в том числе — В. Чурилин, В. Навдуш, А. Салов, С. Рыков. В 1996—2002 Павлов являлся членом координационного совета магнитогорского литературно-художественного журнала «Берег А», в 2001—2003 входил в жюриВсероссийского литературного конкурса имени К. М. Нефедьева, с 2004 входит в редколлегию журнала «Вестник Российской литературы», с 2005 — в редколлегию книжной серии «Литература Магнитки. Избранное», а с 2007 — в редколлегию книжной серии «Литература Магнитки. Контекст». До середины 2000-x годов под редакцией Павлова регулярно выходили сборники магнитогорскихлитераторов — членов литобъединения «Магнит» при газете «Магнитогорский металл».

Свадьба

Как надумал кот жениться
(в марте-месяце как раз) —
перестала мышь ловиться,
пыл охотничий угас.
Спрыгнул с теплого полена
(все-то здесь не по уму!):
— Вот ужо мне эти стены,
этот веник... Чтоб ему!
Коготки, урча, расправил
о цветастый половик
и, зажмурившись, представил
кошку Мусю в этот миг.
Встретил как-то на охоте —
сразу мысли набекрень.
Не она ль в окне напротив
глазки строит пятый день?
Засылать бы сватов вскоре,
только пес Дружок исчез,
рявкнул: «С Муськой мы в раздоре!» —
отказался наотрез.
Дверь закрыта, нет отмычек,
волос лезет от тоски.
Где уж тут блюсти обычай,
свадьбу справить по-людски!
Через подпол, в тайном месте,
сквозь один секретный лаз
кот направился к невесте,
весь пушистый, напоказ.
А навстречу — полюбуйся
(где ж ее девичья честь?) —
молодица... — Здравствуй, Муся!
Принимай, каков уж есть.
Друг на друга не глядели,
думки думали сполна,
под поленницей сидели
долго-долго, дотемна.
Вот беседу их узнать бы!
Да не выдала заря.
Тут и вся кошачья свадьба —
ни колец, ни алтаря.


Записан

Страниц: [1]   Вверх
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by SMF | SMF © 2006-2008, Simple Machines LLC