Страниц: [1]   Вниз
  Печать  
Автор Тема: 14 декабря. Зинаида Александровна Волконская  (Прочитано 2726 раз) 1 благодарят за тему
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Bee
Модератор форума
Коренной форумчанин
*****
Offline Offline

Сообщений критики: 5
Стихотворений: 0
Всего сообщений: 1403



« Ответ #1 Тема: Декабрь 16, 2010, 21:12:30 »

Да какая бы она не была, это была настоящая женщина, о которой до сих пор говорят, спорят... не дает покоя, шевелит из такого далека-далека... До сих пор остается яркой звездой, не зашедшей за небосклон.
Тим, давно не читала  раздел...соскучилась и сегодня с превеликим удовольствием)
Записан

Искренне.
Непутевая.
Тимофей Перевезенцев
Модератор форума
Завсегдатай форума
***
Offline Offline

Пол: Мужской
Сообщений критики: 0
Стихотворений: 5
Всего сообщений: 469


Человек из Кемерово...


« Тема: Декабрь 14, 2010, 20:40:14 »

Здрасти, вам.
Жила-поживала в первой половине XIX века княгиня Зинаида Александровна Волконская - хозяйка литературного салона, писательница, поэтесса, певица и композитор, видная фигура русской культурной жизни.
Родилась в семье князя Александра Михайловича Белосельского-Белозерского и Варвары Яковлевны Татищевой в Турине, где ее отец был посланником. Матери своей Зинаида лишилась при рождении и была воспитана отцом, человеком образованным, известным меценатом, от которого она унаследовала любовь к науке и искусствам.



МОЕЙ ЗВЕЗДЕ
Звезда моя! свет предреченных дней,
Твой путь и мой судьба сочетаваег.
Твой луч светя звучит в душе моей;
В тебе она заветное читает.
И жар ее, твой отблеск верный здесь,
Гори! гори! ве выгорит он весь!
И молнии и тучи вевредимо
Текут, скользят по свету твоему;
А ты все та ж... чиста, неугасима,
Сочувствуешь ты сердцу моему!
Так в брачный день встречаются два взора,
Так в пении ответствуют два хора.
Звезда души без суетных наград
Преданности, участий сердобольных,
Волнений, слез, младенческих отрад,
Звезда надежд, звезда порывов вольных,
Забот души, сроднившихся со мной,
Звезда моей мелодии живой!
Звезда моя! молю мольбой завета!
Когда в очах померкнувших, любя,
Зовущий луч уж не найдет ответа,
Молю, чтоб ты, прияв мой жар в себя,
Светя на тех, кого я здесь любила,
Хранящий взор собою заменила!


Одни считали ее притворщицей, другие – чересчур экзальтированной особой, третьи – высокомерной аристократкой, четвертые – «синим чулком»!
Пятые – восторженной ханжою. Шестые поклонялись ей, как «Царице муз» и прелестнейшей из женщин.
Княжна Белозерская, при первом же своем представлении ко Двору столь понравилась Императору Александру, что он открыл с нею в полонезе бал и весь вечер отличал ее своим вниманием. Говаривали тихонько после, что и просватана за блестящего гофмейстера Двора, сиятельного князя Никиту Григорьевича Волконского, одного из богатейших женихов страны, была княжна Зинаида только особым благоволением Императора. Александр Первый словно боялся отпустить от себя княгиню хотя бы и на шаг! Ей помогали в репетициях лучшие его придворные музыканты, а наряды к большим красочным спектаклям шили золотошвеи и портные русского Двора.

НАДГРОБНАЯ ПЕСНЬ СЛАВЯНСКОГО ГУСЛЯРА
Уж как пал снежок со темных небес,
А с густых ресниц слеза канула:
Не взойти снежку опять на небо,
Не взойти слезе на ресницу ту,
У Днепра над горой, высокой, крутой,
Уж как терем стал новорубленый:
Ни дверей в терему, ни окна светла,
А уж терем крыт острой кровлею.
Кровля тяжкая на стипах лежит,
А хозяин там крепким сном заснул,
Как проснется он,- то куда пойдет!?
Как захочет он на бел свет взглянуть,
Пожелает он гулять по граду,-
А в глазах земля и в очах земля!
Как прозябнет он,- где согреется?
Сыро в тереме,- а ни печи нет,
И не высохнут стены хладные.
Ах, вы хладные, стены тесные!
Для чего вы тут, для чего у нас?
Зима бабушка! ах, закрой ты их
Своей рухлою, белой шубою!
Ты, млада весна, зеленой фатой!


Лучшие поэты посвящали ей свои творения. Она и сама писала на русском, французском и итальянском языках. В 1826 году Зинаида Волконская устроила проводы в Сибирь жён декабристов – Е.И. Трубецкой и М.Н. Волконской, чем вызвала неудовольствие властей. В 1829 году княгиня уехала в Италию.
Княжна Зизи всегда любила вычурную и эффектную канву сюжета. Ее дом и жизнь всегда были окутаны музыкой. И Пушкин, и Вяземский, и многие другие поэтические натуры приезжали к ней в московский дом, чтобы насладиться музыкой итальянцев и их дивными голосами. Дом ее был волшебным замком музыкальной феи, ногою ступишь за порог, раздаются созвучия. До чего ни дотронешься, тысячи слов гармонически откликнутся. Там стены пели, там мысли, чувства, разговоры, движение, все было пение.
«Там стены пели...» Но в остальном порой в ее доме было много фальши и притворства, много игры и откровенных театральных увлечений хозяйки. Пушкин, человек открытый и искренний, иногда уставал от театра Зинаиды Волконской, которым она была окружена всегда и сама играла в нем. Однажды в ее гостиной Пушкина долго упрашивали что-нибудь прочитать. «В досаде он прочел «Чернь» и, кончив, с сердцем сказал: «В другой раз не станут просить».
«Я от раутов в восхищении и отдыхаю от проклятых обедов Зинаиды», - писал Пушкин в январе 1829 года. И дальше он добавляет непристойность о Зинаиде и ее новом кавалере, милом молодом флорентийце Риччи.

Стихотворение Алесандра Пушкина, посвященное княгине З. А. Волконской:
Среди рассеянной Москвы,
При толках виста и бостона,
При бальном лепете молвы
Ты любишь игры Аполлона.
Царица муз и красоты,
Рукою нежной держишь ты
Волшебный скипетр вдохновений,
И под задумчивым челом,
Двойным увенчанным венком,
И вьется, и пылает гений.


Многие, многие попадали в вихрь ее магнетического очарования, в сияющий, заколдованный круг ее прохладной ласковости, теплого, значительного молчания, загадочных взглядов огромных, чуть запавших глаз. Ее часто и резко называли «famme fatale», ибо дерзнувшие влюбиться в нее не могли потом забыть ее до самой смерти своей или поминали ее имя в безумных бормотаниях – молитвах.
В ней было так много всего: яркого и внезапного, непостижимого и увлекательного, что больше она напоминала мне что то древнее, совсем мифическое. Немного грешное в глазах христианина. Отверженную римскую богиню. Юнону, Венеру, Флору. Или вовсе - Уранию, повелительницу муз. Но никак ни пресного, бесцветного ангела! Ведь он, Божий ангел, добр от - ничего и - всегда. А вот Она - то, сиятельная особа, моя княгиня, могла быть добра порою лишь из тщеславия, из показной суетности, из странной гордости богатой, избалованной Властительницы, могущей позволить себе любую прихоть, даже добро!

Материал:
1.    Светлана Макаренко Зинаида Александровна Волконская
2.   письма Антонио Ломберти
3.   «Издревле сладостный союз» 1984 год. Изд- во «Сов. Россия»
Записан

Страниц: [1]   Вверх
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by SMF | SMF © 2006-2008, Simple Machines LLC