Страниц: [1]   Вниз
  Печать  
Автор Тема: 2 декабря. Александр Андреевич Прокофьев  (Прочитано 2537 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Тимофей Перевезенцев
Модератор форума
Завсегдатай форума
***
Offline Offline

Пол: Мужской
Сообщений критики: 0
Стихотворений: 5
Всего сообщений: 469


Человек из Кемерово...


« Тема: Декабрь 02, 2010, 19:59:15 »

Привет. Советский русский поэт. Вот, кажется, простое словосочетание, а уже так много говорит о человеке.    Советская идеология представляла собой самодостаточную замкнутую тотальность: страна - осажденная крепость, всюду враги, капиталистическое окружение. Борьба ведется не на жизнь, а на смерть: две политические системы не могут быть объединены, а значит, представляют собой типичную антиномию. Помимо этого, была сильно развита "агиографическая" традиция, описание жития вождей. Соответствие биографий вождей законам этого древнего жанра, где принято, чтобы святые совершали различные чудеса, в условиях господства марксизма, материалистического мировоззрения, следует признать парадоксальным, но это соответствие действительно существовало. И особенно сильно оно проявилось в поэзии. Казалась бы оно и так… но
2 декабря – День советского русского поэта  Александра Андреевича Прокофьева.



Разговор с самим собой

Не знаю, что мне помешало,
Какой туман меня обнёс!
Опять денёк промчался шало,
А как-то жаль его всерьёз!

Печаль, вскипая, сердце гложет.
Кого ж глодать, как не его!
Ведь что-то делал? Быть не может,
Чтобы не делал ничего!

Так где они, дела? Какие?
Давай хоть маленький парад!
Письмо одно отправил в Киев.
Дружку. Ну что ж, неплохо, брат!

Ответ замедлен мой, кручинюсь.
Всё недосуг да недосуг!
Писать мы письма разучились -
И я, и он, и ты, мой друг...

А что ещё ты делал? Вспомни
Да и поведай без прикрас.
Читал какой-то однотомник.
Ну? Ничего, горазд, горазд!

Там строчки бедные рыдали.
Захлопнул вскоре этот том.
Потом стишки читал в журнале
С такою строчкой: «Что потом?»

...А что потом? Да надо ль снова
Опять кричать про ремесло?
Да неужели наше слово
Заморской пылью занесло?

Иль в дни великого горенья
И вдохновенного труда
«Я помню чудное мгновенье...»
Мы не читали никогда?!


Краски, образы, ритмы - весь строй поэзии А. Прокофьева сложился под впечатлением его деревенской юности. «Ладога! - говорил поэт в автобиографии. - Я навеки полюбил свое родное море с его низкими туманами, с его ветрами - шелонником, меженцем, зимняком, с его безбрежным, то суровым, то ласковым, простором. Я навеки полюбил леса и перелески Приладожья, простой быт моих родичей и односельчан, небогатую северную русскую природу, рыбацкие деревни и села, где «с печки рукой достанешь до воды».

Стоит берёзка фронтовая

Стоит берёзка фронтовая,
Ей не от солнца горячо, -
У ней ведь рана огневая:
Пробила пуля ей плечо!

Почти закрыта рана эта
Как бы припухшею корой...
Берёзка зеленью берета
Уже хвастнула пред сестрой.

Как северянка, речь заводит,
Всё с переспросом: «Чо да чо?»
И только ноет к непогоде
С закрытой раною плечо!



Поэзия А. Прокофьева - это бьющая через край любовь к жизни, к земной радости, завоеванной в мужественной борьбе. Дарование А. Прокофьева чрезвычайно самобытно. С детства слушавший гармонику и хороводные песни, поэт не признает речи вполголоса, его яркая, словно радуга, и темпераментная строка часто звучит открытым вызовом: «Ну так бейся, кровь орла и волка, пролетай, что молния, в века!»

***

Опять кострами иван-чая
Мои отмечены пути,
Опять за нашими плечами
Успело лето отцвести.

Опять ушло оно за снами,
Куда орёл не залетал.
Опять за всякими делами
Его, как надо, не видал!

Мы с ним простились, с ним расстались,
Оно ушло за грань морей,
Но видно всем, что в нём остались
Дела и дни страны моей.

И может быть, пустячный случай,
Лишь мне по-близкому родной,
И, может, стих какой певучий
О милой женщине одной...


В стихах А. Прокофьева есть романтическая, светлая приподнятость и взволнованность. Они насквозь пронизаны фольклорными интонациями. Звуки народной речи поэт воспринимает как бы на вкус, на ощупь и бережет их, будто самоцветы. Множество своих стихотворений он посвящает родине. «Всю Россию дали мне в наследство, всю мою судьбу», - говорит А. Прокофьев в одном из них. А. Прокофьев обогатил советскую поэзию новыми мотивами, ритмами, обогатил своим подходом к изображению природы. От его лирики веет непередаваемо свежим духом бодрости, сохраненной им до последних своих дней.

Товарищ
                                    
Я песней, как ветром, наполню страну
О том, как товарищ пошел на войну.
Не северный ветер ударил в прибой,
В сухой подорожник, в траву зверобой, -
Прошел он и плакал другой стороной,
Когда мой товарищ прощался со мной.
А песня взлетела, и голос окреп.
Мы старую дружбу ломаем, как хлеб!
И ветер - лавиной, и песня - лавиной...  
Тебе - половина, и мне - половина!
Луна словно репа, а звезды - фасоль...
«Спасибо, мамаша, за хлеб и за соль!
Еще тебе, мамка, скажу поновей:
Хорошее дело взрастить сыновей,
Которые тучей сидят за столом,
Которые могут идти напролом.
И вот скоро сокол твой будет вдали,
Ты круче горбушку ему посоли.
Соли астраханскою солью. Она
Для крепких кровей и для хлеба годна».
Чтоб дружбу товарищ пронес по волнам,
Мы хлеба горбушку - и ту пополам!
Коль ветер - лавиной, и песня - лавиной,
Тебе - половина, и мне - половина!
От синей Онеги, от громких морей
Республика встала у наших дверей!



Материал:
1. Культурологическое эссе "Советская поэзия как особое мифологическое пространство".
  Проскуряков Д.Л.
2. Сайт «Хронос» (www.hrono.info)

« Последнее редактирование: Декабрь 02, 2010, 20:01:31 от Тимофей Перевезенцев » Записан
Страниц: [1]   Вверх
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by SMF | SMF © 2006-2008, Simple Machines LLC