Страниц: [1]   Вниз
  Печать  
Автор Тема: Николай Авдеевич Оцуп. 4 ноября  (Прочитано 2192 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Тимофей Перевезенцев
Модератор форума
Завсегдатай форума
***
Offline Offline

Пол: Мужской
Сообщений критики: 0
Стихотворений: 5
Всего сообщений: 469


Человек из Кемерово...


« Тема: Ноябрь 04, 2010, 04:49:30 »

«А Царское Село, воистину  город Муз,  город Пушкина  и  Анненского, не это ли идеальное место для  будущего поэта?» - так говорил о месте своего рождения Николай Авдеевич Оцуп. Сегодня 4 ноября, сегодня его День. Всем привет.



* * *
Страшно жить, не любя никого,
Но, быть может, страшнее всего
У высоких ночных фонарей
Проститутки с глазами детей.
 
«Подойди, молодой человек».
«Я с такими не знался... пока...»
Из-под темных измученных век
Подавляемой страсти тоска.

Не сегодня, так завтра, не тот,
Так другой, побледнев, подойдет
И обнимет в холодном раю
Ледяную невесту свою.



Николай  Оцуп  в 1913 году уезжает в Париж.  Там он пробыл  год до объявления войны. Он «с отвращением учился в Ecole de Droit», зато слушал с увлечением в Коллеж де Франс лекции знаменитого французского философа-спиритуалиста Анри Бергсона о «сущности и бытии в философии  Спинозы». В августе 1914 года, сев на шведский пароход  в Руане, вернулся в Петербург через Гетеборг. В сентябре он зачислен на историко-филологический факультет Петербургского университета, находясь одновременно  на  обязательной военной  учебе «в казармах». Его скоро перевели в запасной- полк, а затем в Пятую армию. После демобилизации в 1917 году Оцуп возвращается в революционный   Петроград  «с  красными   флагами,  ошалевшими   броневиками». «Я тоже  ошалел», — добавляет он как бы между прочим.  
Октябрьскую  революцию Николай  Оцуп  воспринял как продолжение и развитие первой, Февральской революции, в которой он усмотрел, как  большая  часть интеллигенции конца 1910-х годов, «осуществление заветных  мечтаний Новикова,  Радищева  и  декабристов». Действительно, выло  от чего «ошалеть». Все менялось и расковывалось на глазах. Каким-то символом  революции стал для Оцупа такой художник, как Малевич, основатель супрематизма с его дерзкими поисками «линии, плоскости, круга, спирали».
Тем не менее, «ошалеть» навсегда было не в темпераменте уже сдержанного, застенчивого по характеру Оцупа. Тогдашний его знакомый поэт Владимир  Анатольевич  Злобин отмечает его «практичность» и отсутствие «столь юности свойственного легкомыслия». Вскоре после Октября, «когда дело  стало серьезнее, — пишет Оцуп, — мне стало ясно, что надо заниматься серьезно своим делом».

В дыму
Звезды блещут в холодном покое,
По квартире гуляет луна,
Но в столовой творится такое,
От чего побледнела она:
 
Чье-то тело, недавно живое,
Завернули в потертый ковер.
И один замечтался, а двое
Кипятком обмывают топор.

Тот, который убил и мечтает,
Слишком молод, и вежлив, и тих:
Бородатый его обсчитает
При дележке на пять золотых.


В 1920 основал вместе с Н.Гумилевым, Г.Ивановым, М.Лозинским Новый цех поэтов. В 1921 вышел первый сборник стихотворений Оцуп “Град”. В 1922 уехал в Берлин, где переиздал в 1923 “Град” и выпустил в 1926 новый сборник “В дыму”. “Разорванность и расхлябанность” стихов Оцуп критика объясняла “тяжестью недавних лет”, но сам он в начале эмигрантского пути был “человеком весьма компанейским и жизнерадостным”, с желанием “обсуждать запутанные, “последние” метафизические вопросы”.

* * *
Из города побег
(И не было погони?),
 И на вершинах снег,
И мир как на ладони —
 
Восстановил меня
Для жизни, для искусства,
Как будто заменя
Изношенные чувства.
 
За все благодарю
Поверхности кривые,
Которые зарю
Встречают, как живые,

Всей зеленью лесной,
Цветами полевыми
И где-то надо. мной
Пернатыми под ними,
 
Поющими, чертя
Мгновенные узоры.
Я счастлив, как дитя...
Благословляю горы!


Опорой поисков Оцуп были русская литература и христианство. Пушкин для Оцуп — мерило всех духовных ценностей; фальшивому патриотизму “с претензиями подчинить себе чужие культуры” он противопоставлял национализм Пушкина, “насквозь пронизанный свободой”. В книге “Современники” собраны воспоминания Оцуп об И.Анненском, Н.Гумилеве, Ф.Сологубе, А.Белом, С.Есенине, К.Чуковском, Е.Замятине, В.Шкловском, статьи о Серебряном веке русской поэзии.

* * *
Дай мне погрузиться в ощущенья,
Страшно удаляться в небеса,
Я лечусь от головокруженья,
Вслушиваясь в жизни голоса.
 
В восхищенье все меня приводит:
И стада, и птицы, и поля.
Я старею, из-под ног уходит,
Но сильнее радует земля.

Как могила, глубока природа,
Жизнь в нее заглянет и дрожит.
Есть в любви чистейшая свобода:
От любого страха исцелит.

Эмигрантский критик Н.И. Ульянов, считавший Оцупа одним из самых интересных мыслителей русской эмиграции, писал о нём: “Смелость высказываний делает Н.А. Оцупа одним из борцов с призраками прошлого, заступающими нам путь. Если усилия эмиграции не окажутся напрасными, если им суждено когда-нибудь сделаться вкладом в дело национального возрождения, то Оцуп не будет забыт русской литературой. Он не должен быть забыт и по причине своей страстной любви к России”
(Ульянов Н.И. Николай Оцуп / Новый журнал. 1961. № 66.)


Материал:
1. Оцуп Николай Авдеевич. Русское зарубежье.
     Энциклопедич. биографический словарь.
2. Л.Аллен. "С душой и талантом..." Штрихи к
     портрету Н. Оцупа.

« Последнее редактирование: Ноябрь 05, 2010, 04:38:52 от Тимофей Перевезенцев » Записан
Страниц: [1]   Вверх
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by SMF | SMF © 2006-2008, Simple Machines LLC