Страниц: [1]   Вниз
  Печать  
Автор Тема: Станкевич Николай Владимирович. 9 октября  (Прочитано 1794 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Тимофей Перевезенцев
Модератор форума
Завсегдатай форума
***
Offline Offline

Пол: Мужской
Сообщений критики: 0
Стихотворений: 5
Всего сообщений: 469


Человек из Кемерово...


« Тема: Октябрь 09, 2010, 12:24:45 »

    Всем привет. Сегодня 9 октября и этот день – Станкевича Николая Владимировича. Стихи его никогда, никто из критиков не называл гениальными. Почти весь тираж с его пьесой «Василий Шуйский» автору пришлось скупать самому. Но вот влияние Станкевича на развитие русской мысли трудно переоценить.



Раздумье

Скроюсь от света, угасну в тиши!
Некому вверить горе души!
Звёздам – в них чувства иль нет, иль сокрыто;
Людям – прекрасное в людях убито.

Край есть далёкий; в далёком краю
Бедное сердце – его я люблю;
Ноет, тоскует оно за горами;
Горы не горе – судьба между нами.


    Как организатор и глава кружка, известного в истории общественной мысли России, он объединил вокруг себя выдающихся мыслителей того времени — таких разных во взглядах, в душевной организации (Михаил Бакунин, Виссарион Белинский, Василий Боткин, Константин Аксаков).  Идеализм Станкевича, его умение направить беседу в нужное русло, способность вникнуть в самую суть спора, вкупе с подкупающим обаянием, делало его негласным лидером. Его кружок был сосредоточием культурной жизни того времени. Станкевич стремился увлечь друзей немецкой философией (в чем немало преуспел), которая утверждала способность человеческого ума познать истину, указать людям их предназначение, пробудить благородство, призвать к добру. При этом он настойчиво искал пути практического приложения своих теорий. И то, что Станкевич не успел воплотить в жизнь, сделали его друзья.

Мгновение

Есть для души священные мгновенья:
Тогда она чужда земных забот,
Просветлена лучом преображенья
И жизнию небесною живёт.

Борьбы уж нет; стихают сердца муки,
В нём царствуют гармония и мир,
И стройно жизнь перелилася в звуки,
И зиждется из звуков новый мир.

И радужной блестит тот мир одеждой,
Им блеск небес как будто отражён;
Всё дышит в нём любовью и надеждой,
Он верою как солнцем освещён.

И зрим тогда незримый царь творенья:
На всём лежит руки Его печать,
Душа светла... В минуту вдохновенья
Хотел бы я на Божий суд предстать!

    По воспоминаниям Тургенева, одного из участников кружка: «Станкевич был более нежели среднего роста, очень хорошо сложен — по его сложению нельзя было предполагать в нём склонности к чахотке. У него были прекрасные чёрные волосы, покатый лоб, небольшие карие глаза; взор его был очень ласков и весел, нос тонкий, с горбиной, красивый, с подвижными ноздрями, губы тоже довольно тонкие, с резко означенными углами…»
Станкевич умел увлечь, вдохновить, наставить; был артистичен, мастер пошутить и даже передразнивать. Но все же «болезненный, тихий по характеру, поэт и мечтатель», говорит его современник, «Станкевич естественно должен был больше любить созерцание и отвлеченное мышление, чем вопросы жизненные и чисто практические». Романтик, он «сам о себе не думал, истинно интересовался каждым человеком и, как бы сам того не замечая, увлекал его за собой в область Идеала». Станкевич был горячей, увлекающейся натурой. Разочаровавшись в одной философской системе, он тут же с жаром обращался к другой. Был также и глубоко религиозен.
Отличительной чертой его отношения к товарищам было отсутствие властности. Так, во время отсутствия Станкевича (он находился за границей), Бакунин стал претендовать на его место, но Белинский возмутился, указав на то, что «Станкевич никогда и ни на кого не налагал авторитета, а всегда и для всех был авторитетом, потому что все добровольно и невольно сознавали превосходство его натуры над своею…».

Два пути

Я на распутии стоял,
С самим собой в борьбе тяжёлой:
То мрачный путь, то путь весёлый
На поле жизни мне мелькал.
Манила радость – в отдаленьи
Знакомый образ видел я:
К нему с тоской, к нему в томленьи
Душа просилася моя.
И уступал я... улетали
Сомненья быстрою чредой:
Туда!.. Но, может, путь печали
Скрывает небо за собой!
В раздумьи стал я: блеск обманет,
Любовь коварна, жизнь летит,
Душа от радости устанет,
И рано сердце загрустит.
Забуду ж свет! К безвестной цели
Пойду через тернистый путь!
К гробам! – чтоб страсти омертвели,
Чтоб охладела к миру грудь!
И, заглушивши сердца злобу,
Благословил я мрачный вход:
Что нужды? Жизнь ведёт ко гробу –
Быть может, к жизни гроб ведёт.

Но что же мне в замену света?
Брожу один в могильной мгле,
Взываю к небу и земле –
Земля и небо без ответа.


И еще об одной важной и поучительной особенности кружка Станкевича следует сказать. Все его участники были связаны узами романтической дружбы - то есть товарищества, основанного на общности идейных взглядов и отношения к жизни, "Да, дружба наша неразрывна, - патетически писал однажды Станкевич М. Бакунину, - не отношения, не общий житейский интерес, не привычка связывает нас. Мы сошлись в идее, или, лучше сказать, в бескорыстной любви к добру, - и этот союз вечен". {"Переписка Станкевича". Кружок Станкевича интересен нам не только благородной устремленностью своих общественных идеалов, но также еще и как великолепный пример чистоты личных отношений, пронесенных через все идейные бури и житейские невзгоды и оплодотворивших не одно превосходное стихотворение.

Материал:
1. С. Машинский  «Кружок Н. В. Станкевича и его поэты»
« Последнее редактирование: Октябрь 09, 2010, 12:27:25 от Тимофей Перевезенцев » Записан
Страниц: [1]   Вверх
  Печать  
 
Перейти в:  


Комплексный интернет-маркетинг для предпринимателей и стартапов Агентство DeepMarketing.ru
Powered by SMF | SMF © 2006-2008, Simple Machines LLC