Страниц: [1]   Вниз
  Печать  
Автор Тема: РАЗБОР СТИХОТВОРЕНИЙ. ОСНОВНЫЕ ЗАДАЧИ.  (Прочитано 566 раз) 1 благодарят за тему
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Анатолий Михайлович Голубев
Мне сегодня хочется под солнышком ворочаться.
Коренной форумчанин
*****
Offline Offline

Уровень: 0

Пол: Мужской
Сообщений критики: 136
Стихотворений: 772
Всего сообщений: 6072



« Ответ #4 Тема: Июль 05, 2016, 20:09:19 »

 Не могу всё равно привыкнуть. То, что в ответах надо читать сверху вниз, а сами ответы идут снизу вверх... Или у меня компьютер "неправильный?       inhat
Записан

Мысль , рождённая разумом, вечно несёт свою энергию через пространство и время. (АМГ)
MARINA
Модератор форума
Коренной форумчанин
*****
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений критики: 90
Стихотворений: 307
Всего сообщений: 4017



« Ответ #3 Тема: Июнь 20, 2016, 21:09:35 »

Первое, о чем стоит поговорить - восприятие критики авторами. Заглянем в ту же Амбулаторию, почитаем ответы авторов на самые вежливые и безобидные замечания. И зададимся вопросом - есть ли смысл метать бисер? Большинству паетов критика до лампочки, они приходят за "теплышками", и, имхо, не стоит ставить себя в смешное положение, разбирая их "шедевры".

Вообще, отношение к критике интересная вещь. Самая правильная реакция на любой комментарий это прежде всего "спасибо". Люди тратят время на разбор твоего творчества, спасибо хотя бы уже за это.

Далее, если я с критиком согласна - гуд, работаю, исправляюсь, расту.
Если не согласна - привожу адекватные аргументы, спорю, т.е. развиваюсь, расту.
Если комментарий слишком эмоционален, выбираю из соплей и стенаний рациональное зерно, говорю "спасибо", и далее - спорю или соглашаюсь... расту.
Если комментарий слишком лаконичен, ход мысли комментирующего скрылся в туман - говорю "спасибо", не стесняюсь задавать вопросы - расту.
Если комментарий слишком наукообразен (бывает и так), говорю "спасибо", лезу в гугл, занимаюсь самообразованием - расту.

Неадекватная реакция на критику вредна прежде всего самим авторам. Также, как любые комментарии полезны.

И, возвращаясь к началу поста, есть такая немаловажная вещь - уважение к читателям. Для меня это прежде всего НЕпубликация безграмотных текстов. Видя все эти несчастные препинаки, жуткие ошибки, хромающие на обе ноги строки, возникает вопрос - автор ищет тех, кто еще безграмотней, кто не заметит ошибок и похвалит? Или считает себя настолько гениальным, что все ошибки благодарные потомки ему простят? Нельзя делать дело, не зная азов. Любое дело и стихи в том числе. Такое отношение убивает желание комментировать напрочь. Так что прежде, чем говорить о подробной и грамотной критике, стоит посмотреть, нужно ли.
Записан

В своих стихах для Вас, кумир мой, мир обнажённый отражаю.
А Ваш ответ в offline вымер, пропасть навеки угрожая...

MARINA
Модератор форума
Коренной форумчанин
*****
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений критики: 90
Стихотворений: 307
Всего сообщений: 4017



« Ответ #2 Тема: Июнь 20, 2016, 21:00:47 »

и СТАТЬЯ о стихосложении:

То, что я хочу вам рассказать в этой статье – мое личное, субъективное мнение, основанное на не менее личном восприятии. И его, конечно, можно не принимать в расчет при написании ваших гениальных виршей, но… Вы никогда не задумывались, сколько человек с таким же восприятием, как у меня, истерично смеясь, пересказывали ваши стихи своим товарищам, смакуя особо «удавшиеся» метафоры и находки? Да, при этом ваше творчество оказывалось в центре внимания. Но нужна ли вам именно такая слава? Нет? Тогда перестаньте на время обижаться и придираться к моему некорректному мыслеизложению и просто послушайте. Как говорится, «для общего развития».
Мозг некоторых людей устроен весьма и весьма просто. В нем, как в компьютере, есть несколько программ-алгоритмов, раскладывающих информацию на составляющие и «переводящих» ее на внутренний язык человека.

Одна из таких программ – понимание образов, заложенных в словах. Что-то вроде конкретно-предметного мышления с апгрейдом. Каким образом происходит в нем обработка информации? Любое слово или словосочетание, попадающее в мозг человеку, сравнивается с т.н. внутренним словарем. Первое, что примеряется в нем к слову – это его прямое значение. Лес, озеро, ночь, звезды… Читая эти слова вы уже нашли в памяти соответствующие им картинки? Далее программка смотрит на то, с какими словами связаны эти базовые понятия. Дремучий лес, лес рук, смешанный лес… Это тоже вполне «словарные» словосочетания, не вызывающие в мозгу никаких протестов и противоречий и имеющие свои картинки-аналоги. Редкий извращенец с неизвестной целью и «сбитой программой» будет придираться, например, к такому устойчивому образу как «лес рук». Потому что это общепризнанная и общепринятая метафора. И главное употребить ее в прямом словарном смысле, в том контексте и значении, в каком ее привыкли видеть люди (не путать с прямым значением слов, а то напугаете читателя лесом с руками вместо деревьев – заикой останется и больше ваших стихов читать не возьмет).

С этим пока проблем нет. Они начинают возникать тогда, когда творческая душа хочет выпендриться и ввернуть в повествование что-либо эдакое. Перебрав все имеющиеся в своем словаре образы и словосочетания и не удовлетворившись найденным, автор начинает комбинировать свои. Сначала простые, по типу замены привычных слов в словосочетании синонимами. А потом уходя в сферу абстракций, аллюзий и метафор метафор, нанизывая их одну на другую для пущей красочности. И ему, болезному, невдомек, что чем дальше он от основного словаря, тем сложнее ребус он подкидывает читателю – существу в большинстве своем ленивому, недогадливому и не любящему копаться в хитросплетениях чужих изысков, особенно если их нагромождение более всего напоминает бред. Например: тайга - дремучий лес – мрачный, темный и опасный лабиринт растений – опасная громада переплетенных между собой мертвых и живых лиан, стволов и листьев – единый громадный, темный, опасный организм, свернувшийся в тугой комок живой и мертвой древесины – единоцельное дендрочудовище, томимое жаждой крови всякого, кто отважится войти внутрь его гниющего листвой чрева… Будем извращаться дальше, описывая тайгу? И уподобляться графоманам в ярчайших проявлениях их больного подросткового воображения? Такие изыски популярны обычно либо в узком кругу ограниченных друзей автора, либо среди творческих новичков редко старше 14 лет. Остальным либо очень лень распутывать смысл слов, восстанавливая образ, либо очень весело, когда они, наконец, распутав, представят получившееся. В любом случае рецензия будет: «Сломал моск! Афтор, выпей йаду!». Поэтому, как говорил дядька из «Наутилуса»: «Зачем делать сложным то, что проще простого?».
Второй ошибкой после многосложности и вычурности является использование слов и образов из других групп и категорий, максимально далеких от оригинала. Например, автор не любит многословных абстракций и копаний в кровожадной бездне бескрайних беспредельностей хаоса тьмы, а использует авторские метафоры и сравнения. Например, кривенький деревянный сарайчик в центре квартала с панельными домами он опишет так:

Я люблю этот город осенний
За его непричесанный вид,
Где застыл между ребер бетонных
Деревянный аппендицит.

(За точность цитаты не ручаюсь, но где-то так.)
Образно? Без сомнения. Ярко? Живо? Да. Так в чем же дело? – спросите вы и увидите пару читателей с медицинским образованием, уползающих под стол от хохота. «Анатомию ты, что ли, не учил в своем дворце?» - только и вспомнят они, отвечая вам. Потому что: 1. Аппендицит – это воспаление аппендикса, а не он сам, как принято считать в народе. 2. Между ребер и вокруг них у всех нормальных существ что? Межреберные мышцы, легкие, сердце, печень сбоку примостилась и т.п. Аппендикс где? Он что? То-то и оно. А теперь представьте картинку, которую поверх всех метафор, смыслов и символов увидит медик – плевральная полость мутанта, в которой пролегает кишечник с воспалившимся где-то между сердцем и легкими аппендиксом. И, возможно, даже представит операцию по его удалению. Потеряв при этом сильный и красивый смысл полной ненужности, никчемности и несуразности старого деревянного сарайчика среди бетонных массивов цивилизации XXI века, так поразившей автора. Поэтому для предотвращения подобных реакций, используя термины и слова из совсем других сфер жизни, постарайтесь хотя бы не шокировать их корявым и абсурдным использованием тех, для кого они стоят в повседневном, а не экзотическом словаре. Иначе профессионалы этой сферы будут цитировать вас друг другу в виде анекдота про глупого графомана.

Третьей ошибкой автора при создании образа является то, что он, завороженный какой-то своей картинкой не проверяет, что он на самом деле нарисовал и насколько это похоже на описываемый исходник. Рисовали в детском саду маму? Похожа была для вас? Гордились своим шедевром? А сейчас на него взгляните и сравните с маминой фотографией тех лет. Что не так? Зеленые волосы? Синий контур лица? Общеперекореженный облик? А тогда почему не замечали? Да потому что фанатично верили, основываясь на внутреннем знании, что рисуете вы именно маму. Следовательно, никого кроме мамы, нарисовать не могли. А раз нарисовали маму, значит похожа. Была бы не похожа, была бы не мама. Но это мама, и значит все правильно. Прошло время, теперь вы не рисуете картинки, а пишете стихи… допуская все те же ошибки. Не смотрите на смысловую окраску слов, нюансы, сочетаемость и что при этом от таких сочетаний рождается.

Под ногами его шагов
Билось сердце его пути
Облаками…

Автор видел, вероятно, как его темный паладин идет упругой походкой по пульсирующему в ритм шагам облачному пути. Красиво. Спору нет. Но что видит читатель? Ноги у шагов (достраивая абстрактные шаги до конкретных зверьков с ногами), сердце, дерущееся облаками (слово биться ой как не однозначно) и т.п. веселости, напрочь теряя основную мысль. Почему?
Интересный вопрос. Если человек изначально скептически относится к неклассическим стихам, если он знает, что в стихах начинающих встречаются глюки и ляпы, то он подсознательно будет готов их там найти. А если он еще и сел почитать стихи, чтобы развлечься и развеяться… Первая же встреченная непонятка, которую можно истолковать двояко, будет истолкована не в пользу автора. А в максимально смешную сторону. И репутация всего вашего произведения полетит ко всем чертям, особенно если оно содержит более одной непонятки и имеет среднестатистический или абстрактный сюжет. Читатель сел развлекаться и он развлечется. Но уже не наслаждением вашими мыслями, а созданием своей картины реальности, которую только можно извлечь из ваших ошибок и ляпов.
Посему мой вам совет. Банальный до ужаса, зато единственный. Прежде чем что-то выкладывать на общественное обозрение, отложите это в сторону до тех пор, пока не выветрится та картинка, по которой вы описывали происходящее в стихе. А потом, когда выветрится, возьмите стих и попробуйте (не вспоминая исходник!) создать из образов «лирический мир», нарисованный вашими же словами. Или отдайте кому-нибудь с другим типом мышления, чем у вас и попросите рассказать, что он увидел в стихе. О чем стих. Как он видит описываемую вами картинку. Для чистоты эксперимента не объясняйте ему заранее, что вы хотели всем этим сказать. И не объясняйте в середине разбора. Дослушайте до конца, удивитесь и перепишите все как надо, а не как до этого сделали.
Все дополнения, возражения и прочие мысли можете высказать. Можете их высказать даже мне. А я тем временем, если будет не лень, напишу вам свое мнение о причинно-следственных связях, логике и законах лирического мира не менее лирического героя.
Записан

В своих стихах для Вас, кумир мой, мир обнажённый отражаю.
А Ваш ответ в offline вымер, пропасть навеки угрожая...
MARINA
Модератор форума
Коренной форумчанин
*****
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений критики: 90
Стихотворений: 307
Всего сообщений: 4017



« Ответ #1 Тема: Июнь 20, 2016, 20:59:04 »

и СТАТЬЯ о стихосложении:

То, что я хочу вам рассказать в этой статье – мое личное, субъективное мнение, основанное на не менее личном восприятии. И его, конечно, можно не принимать в расчет при написании ваших гениальных виршей, но… Вы никогда не задумывались, сколько человек с таким же восприятием, как у меня, истерично смеясь, пересказывали ваши стихи своим товарищам, смакуя особо «удавшиеся» метафоры и находки? Да, при этом ваше творчество оказывалось в центре внимания. Но нужна ли вам именно такая слава? Нет? Тогда перестаньте на время обижаться и придираться к моему некорректному мыслеизложению и просто послушайте. Как говорится, «для общего развития».
Мозг некоторых людей устроен весьма и весьма просто. В нем, как в компьютере, есть несколько программ-алгоритмов, раскладывающих информацию на составляющие и «переводящих» ее на внутренний язык человека.

Одна из таких программ – понимание образов, заложенных в словах. Что-то вроде конкретно-предметного мышления с апгрейдом. Каким образом происходит в нем обработка информации? Любое слово или словосочетание, попадающее в мозг человеку, сравнивается с т.н. внутренним словарем. Первое, что примеряется в нем к слову – это его прямое значение. Лес, озеро, ночь, звезды… Читая эти слова вы уже нашли в памяти соответствующие им картинки? Далее программка смотрит на то, с какими словами связаны эти базовые понятия. Дремучий лес, лес рук, смешанный лес… Это тоже вполне «словарные» словосочетания, не вызывающие в мозгу никаких протестов и противоречий и имеющие свои картинки-аналоги. Редкий извращенец с неизвестной целью и «сбитой программой» будет придираться, например, к такому устойчивому образу как «лес рук». Потому что это общепризнанная и общепринятая метафора. И главное употребить ее в прямом словарном смысле, в том контексте и значении, в каком ее привыкли видеть люди (не путать с прямым значением слов, а то напугаете читателя лесом с руками вместо деревьев – заикой останется и больше ваших стихов читать не возьмет).

С этим пока проблем нет. Они начинают возникать тогда, когда творческая душа хочет выпендриться и ввернуть в повествование что-либо эдакое. Перебрав все имеющиеся в своем словаре образы и словосочетания и не удовлетворившись найденным, автор начинает комбинировать свои. Сначала простые, по типу замены привычных слов в словосочетании синонимами. А потом уходя в сферу абстракций, аллюзий и метафор метафор, нанизывая их одну на другую для пущей красочности. И ему, болезному, невдомек, что чем дальше он от основного словаря, тем сложнее ребус он подкидывает читателю – существу в большинстве своем ленивому, недогадливому и не любящему копаться в хитросплетениях чужих изысков, особенно если их нагромождение более всего напоминает бред. Например: тайга - дремучий лес – мрачный, темный и опасный лабиринт растений – опасная громада переплетенных между собой мертвых и живых лиан, стволов и листьев – единый громадный, темный, опасный организм, свернувшийся в тугой комок живой и мертвой древесины – единоцельное дендрочудовище, томимое жаждой крови всякого, кто отважится войти внутрь его гниющего листвой чрева… Будем извращаться дальше, описывая тайгу? И уподобляться графоманам в ярчайших проявлениях их больного подросткового воображения? Такие изыски популярны обычно либо в узком кругу ограниченных друзей автора, либо среди творческих новичков редко старше 14 лет. Остальным либо очень лень распутывать смысл слов, восстанавливая образ, либо очень весело, когда они, наконец, распутав, представят получившееся. В любом случае рецензия будет: «Сломал моск! Афтор, выпей йаду!». Поэтому, как говорил дядька из «Наутилуса»: «Зачем делать сложным то, что проще простого?».
Второй ошибкой после многосложности и вычурности является использование слов и образов из других групп и категорий, максимально далеких от оригинала. Например, автор не любит многословных абстракций и копаний в кровожадной бездне бескрайних беспредельностей хаоса тьмы, а использует авторские метафоры и сравнения. Например, кривенький деревянный сарайчик в центре квартала с панельными домами он опишет так:

Я люблю этот город осенний
За его непричесанный вид,
Где застыл между ребер бетонных
Деревянный аппендицит.

(За точность цитаты не ручаюсь, но где-то так.)
Образно? Без сомнения. Ярко? Живо? Да. Так в чем же дело? – спросите вы и увидите пару читателей с медицинским образованием, уползающих под стол от хохота. «Анатомию ты, что ли, не учил в своем дворце?» - только и вспомнят они, отвечая вам. Потому что: 1. Аппендицит – это воспаление аппендикса, а не он сам, как принято считать в народе. 2. Между ребер и вокруг них у всех нормальных существ что? Межреберные мышцы, легкие, сердце, печень сбоку примостилась и т.п. Аппендикс где? Он что? То-то и оно. А теперь представьте картинку, которую поверх всех метафор, смыслов и символов увидит медик – плевральная полость мутанта, в которой пролегает кишечник с воспалившимся где-то между сердцем и легкими аппендиксом. И, возможно, даже представит операцию по его удалению. Потеряв при этом сильный и красивый смысл полной ненужности, никчемности и несуразности старого деревянного сарайчика среди бетонных массивов цивилизации XXI века, так поразившей автора. Поэтому для предотвращения подобных реакций, используя термины и слова из совсем других сфер жизни, постарайтесь хотя бы не шокировать их корявым и абсурдным использованием тех, для кого они стоят в повседневном, а не экзотическом словаре. Иначе профессионалы этой сферы будут цитировать вас друг другу в виде анекдота про глупого графомана.

Третьей ошибкой автора при создании образа является то, что он, завороженный какой-то своей картинкой не проверяет, что он на самом деле нарисовал и насколько это похоже на описываемый исходник. Рисовали в детском саду маму? Похожа была для вас? Гордились своим шедевром? А сейчас на него взгляните и сравните с маминой фотографией тех лет. Что не так? Зеленые волосы? Синий контур лица? Общеперекореженный облик? А тогда почему не замечали? Да потому что фанатично верили, основываясь на внутреннем знании, что рисуете вы именно маму. Следовательно, никого кроме мамы, нарисовать не могли. А раз нарисовали маму, значит похожа. Была бы не похожа, была бы не мама. Но это мама, и значит все правильно. Прошло время, теперь вы не рисуете картинки, а пишете стихи… допуская все те же ошибки. Не смотрите на смысловую окраску слов, нюансы, сочетаемость и что при этом от таких сочетаний рождается.

Под ногами его шагов
Билось сердце его пути
Облаками…

Автор видел, вероятно, как его темный паладин идет упругой походкой по пульсирующему в ритм шагам облачному пути. Красиво. Спору нет. Но что видит читатель? Ноги у шагов (достраивая абстрактные шаги до конкретных зверьков с ногами), сердце, дерущееся облаками (слово биться ой как не однозначно) и т.п. веселости, напрочь теряя основную мысль. Почему?
Интересный вопрос. Если человек изначально скептически относится к неклассическим стихам, если он знает, что в стихах начинающих встречаются глюки и ляпы, то он подсознательно будет готов их там найти. А если он еще и сел почитать стихи, чтобы развлечься и развеяться… Первая же встреченная непонятка, которую можно истолковать двояко, будет истолкована не в пользу автора. А в максимально смешную сторону. И репутация всего вашего произведения полетит ко всем чертям, особенно если оно содержит более одной непонятки и имеет среднестатистический или абстрактный сюжет. Читатель сел развлекаться и он развлечется. Но уже не наслаждением вашими мыслями, а созданием своей картины реальности, которую только можно извлечь из ваших ошибок и ляпов.
Посему мой вам совет. Банальный до ужаса, зато единственный. Прежде чем что-то выкладывать на общественное обозрение, отложите это в сторону до тех пор, пока не выветрится та картинка, по которой вы описывали происходящее в стихе. А потом, когда выветрится, возьмите стих и попробуйте (не вспоминая исходник!) создать из образов «лирический мир», нарисованный вашими же словами. Или отдайте кому-нибудь с другим типом мышления, чем у вас и попросите рассказать, что он увидел в стихе. О чем стих. Как он видит описываемую вами картинку. Для чистоты эксперимента не объясняйте ему заранее, что вы хотели всем этим сказать. И не объясняйте в середине разбора. Дослушайте до конца, удивитесь и перепишите все как надо, а не как до этого сделали.
Все дополнения, возражения и прочие мысли можете высказать. Можете их высказать даже мне. А я тем временем, если будет не лень, напишу вам свое мнение о причинно-следственных связях, логике и законах лирического мира не менее лирического героя.
Записан

В своих стихах для Вас, кумир мой, мир обнажённый отражаю.
А Ваш ответ в offline вымер, пропасть навеки угрожая...
MARINA
Модератор форума
Коренной форумчанин
*****
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений критики: 90
Стихотворений: 307
Всего сообщений: 4017



« Тема: Июнь 20, 2016, 20:57:50 »

Лонгфелло считал, что способность понимать поэта почти равна его таланту. Этим он уравнял между собой талант творца и талант критика. Перефразируя его утверждение, можно сказать, что талантливый поэт достоин талантливого критика. Однако в жизни современного человека эмоции часто побеждают рассудительность и талант.

Наш литературный портал представляет себя как санаторий для людей больных творчеством (творчески больных). Лечим таланты без фанатизма.
И мы не только лечимся, мы пытаемся помогать другим страждущим. Это естественно в данных условиях большого наплыва "больных". Но хватает ли нашей квалификации, сможем ли мы соблюсти закон "не навреди"?
Попробуем разобраться.
Любой человек прирожденный критик.
-Бяка.- первое критическое замечание.
Причем стремление к творчеству появляется немного позже.
Если о том, что надо развиваться и совершенствоваться в талантах данных от Бога - поэтическом, живописном, артистическом и многих других, то о развитии в себе таланта критика, говорить с подрастающим поколением как-то не принято.
Практика санатория показывает, что не всякий поэт, прозайк или художник способен удержаться, что бы не высказать свое личное мнение о творчестве соседа по палате.
Так давайте попробуем поучиться "не навредить".

Человек, взявшийся за работу критика, всегда должен помнить, что критика - это такая же творческая деятельность, как и сама поэзия.

Конечно, мы можем сказать, что направлена критика на помощь в развитии автора, но важнейшее условие при этом таково: рецензия, написанная критиком, должна развивать и самого критика, как бы парадоксально это ни звучало.

Для пояснения данного тезиса опишем механизм создания критической заметки, каковая будет несомненно полезной поэту и самому критику:

1. Критиковать следует только стихи, в которых есть что-либо, что рецензент может похвалить с ЭСТЕТИЧЕСКОЙ точки зрения (за редкими исключениями, которые мы рассмотрим в главе о поэтическом развитии и которые сводятся к обнаружению потенциала без наличествующих проявлений). Это может быть поэтический образ, структура построения стихотворения и все то, что направлено на передачу уникальных авторских переживаний читателю. Все то, что способствует достижению читателем катарсиса или инсайта. По сути, такая похвала будет являться самостоятельной когнитивной работой для критика. Нужно будет вывести на сознательный уровень, что и как автору удалось передать: свое уникальное переживание или эмоциональное состояние через текст - через образную систему, нестандартное логико-лексическое построение предложений или структуру стихотворения. В этом "смаковании" достижений будет заключаться и наиболее полезная часть критики для развития. Автор получит ориентиры для своего дальнейшего про-грессирования, о механизме которого разговор будет в отдельной части книги. Подобная работа по выведению на уровень осознания художественных успехов должна занимать как можно больше места в рецензиях, поскольку именно в ней скрыто и развитие самого критика как творческой личности. Выведение на сознательный план всего того в стихотворении, что привычно работает с бессознательным читателя, заставляя его расширять спектр своего мировоззрения и мироощущения, сориентирует и самого критика на творческое развитие, на расширение его собственного поля сознания.

2. Второй частью рецензии должно стать указание на недостатки произведения. По механизму эта работа аналогична первой - выведение на уровень осознания того, что мешает поэту передать свои переживания, свое прочувствование (которое, в свою очередь, является неотъемлемой частью понимания автором чего-либо и выражением его ценностной системы) в произведениях. Однако данная работа не оказывает такого развивающего эффекта ни на критика, ни на автора. Ее суть сводится к помощи автору в отделении общественно навязанных речевых стереотипов от собственно творческой работы со словом. Перечислим большинство подобных проблем для поэзии 8 : первой из них будет ПРИМЕНЕНИЕ ШТАМПОВАННОЙ РЕЧИ - устоявшихся выражений, читатель имеет либо собственное мнение о том, что они означают, либо это мнение уже было навязано другими известными текстами. Иосиф Бродский [7] в своей нобелевской речи назвал подобные выражения "скомпрометированными". Действительно, стихотворение, где будет, например, что-то (кто-то) "гордо реять", автоматически вызовет ассоциацию с гордо реющим революционным буревестником, что исказит читательское восприятие. Второе - НАЗЫВНОСТЬ - автор называет свои чувства громкими словами, вместо того чтобы посредством образного и структурного построения передать их. От громких слов типа: "мне больно", "страшно" или "я люблю" - передача данных чувств не происходит. Чувства лишь НАЗЫВАЮТСЯ или обозначаются, каждый читатель имеет свою трактовку таким словам, поэтому авторское здесь отсутствует в принципе. Третье - АРХАИКА - этот пункт поднимает очень глубокий вопрос отличия красоты от красивости. Некоторые авторы, стремясь, как им кажется, придать текстам изящество, применяют выражения, которые если и не являются штампами, то воспринимаются как таковые. Четвертое - ПАФОСНОСТЬ - к сожалению, эта ошибка была заложена при основании российского стихосложения Ломоносов выделил "три штиля" русского языка: низкий, средний и высокий, при этом высокий штиль предписывал употреблять напыщенные или старославянские слова и выражения (ибо лишь один Бог на небе!). Кроме прямой архаики, автор, желая продемонстрировать свои высокие чувства, применяет напыщенные выражения. На самом деле подобная пафосность не передает ничего, кроме самой пафосности это заранее превращает произведение в назывно-штампованный текст, вызывающий в лучшем случае вежливо-тоскливую улыбку. Важным является также указание автору на выбивающиеся образы. На неуместные применения уменьшительно-ласкательных суффиксов (часто это происходит вследствие попытки автора соблюсти размер, и применение уменьшительно-ласкательного суффикса кажется ему самым простым способом для этого), а также образов, выбивающихся из канвы читательского восприятия. Для этого критику нужно будет уже очень качественно работать со своим эмоционально-чувственным восприятием. Сильная тематическая заданность - еще один фактор, не позволяющий автору выйти на уровень передающих образов. Все это и методы преодоления мы подробно рассмотрим в части, посвященной творческому развитию.

3. Что касается любимой на сегодня критиками ловли неточных рифм и сбивок размеров, то к практике подобных советов следует прибегать крайне осторожно 9 . Очень сложно бывает определить, что действительно нужно: выровнять размер или усложнить его в принципе. Часто рифма, наоборот, точно подобранная, является выпадающим образом, выбранным как раз для соблюдения ее механической точности. И в любом случае - данная работа не способна оказать развивающее воздействие на самого критика, более того: подобная механическая деятельность может привести его к профессиональной деградации.


Отдельно отмечу, что заниматься критикой стихов, которые рецензенту будет не за что похвалить, крайне опасно для критика в плане отсутствия получения личностного развития и, соответственно, начала процесса деградации - профессионального выгорания. Сигналом, определяющим подобную угрозу, может служить текст рецензии примерно следующего содержания: "Стихотворение понравилось, но...", - перечисление недостатков.

Вообще поиск исключительно недостатков для поэта не является помощью в развитии в принципе. Происходит это потому, что превращает текст стихотворения, в восприятии самого автора, в ментальное пространство, содержащее исключительно его ошибки. Обособления текста стихотворения от себя у автора просто так, само по себе, не происходит. Поэтому автор видит в подобной критике исключительно указания на свою ущербность и погружается в депрессию. Считать подобное подспорьем для творческого развития абсурдно. Что касается самооправданий критиков - вроде: критикуем только для их пользы - то это лишь самооправдание вследствии бессознательного ощущения вины.

Но и это не главное: как уже было сказано, критика должна развивать самого критика. Вместо этого рецензорная деятельность, направленная на поиски одних только недостатков, занижающих уровень разбираемых стихов в глазах как критика, так и самого поэта, хотя и способна дать определенное эмоциональное удовлетворение, которое можно охарактеризовать фразой из комедии Фонвизина "меж свиней я и сам всех умней", но реального личностного развития это не обеспечит. Более того, сориентировавшись на недостатки стихотворений, критик перестает видеть их достоинства, бессознательно получив убеждение в их отсутствии. Поиск недостатков дает критику возможность почувствовать себя "над" поэтом, чем удовлетворяется его комплекс превосходства - расширенная форма комплекса неполноценности 10 ; тем самым он погружает себя в закомплексованность еще больше - утверждается в своем комплексе. Подобное способствует личностной деградации, полностью исключая творческое развитие личности.

Обращаться за советом к подобным критикам особенно опасно для начинающих авторов.

Существуют также критики, "очень наученные" видеть достоинства стихотворений. Обычно эти достоинства сводятся к подобию уже известных и признанных примеров стихотворчества. Люди, способные воспринимать лишь уже утвержденные формы и сюжетные обороты написания стихов, часто создают целые литературные сообщества, пропагандирующие видеть красоту исключительно в уже известной сфере. Часто такими сферами становятся темы, действительно когда-то красиво развитые в стихах в настоящее время уже известными поэтами: например, тема восхваления природы, прелестей отечественной деревни и т. д. Причем красивыми признаются образы, максимально близкие к автору, прославившему данную тему. При этом следует сказать, что если автор, занимавшийся этой темой, как первоисточник легко определим исключительно по своему стилю, то отличить друг от друга подражателей практически невозможно. Важно также отметить, что если для автора, первым разрабатывавшего какую-либо тему, отход от нее и переключение на работу в совершенно иных направлениях вполне закономерен, то для подражателей такое остается недостижимым

Вообще к обучению авторов сугубо на примерах классиков следует относиться скептически. Приведем пример: недавно автору статьи стала известна страшная статистика: из поступивших в консерваторию 60% теряют голос в процессе обучения. Причиной этого является попытка учителей обучать петь своих учеников на собственном примере. Но для успешного подражания необходимо полное совпадение как телесной конституции, так и психотипа ученика с учителем, во всех остальных случаях высший успех невозможен. Однако в случае, когда тенора учили баритонов или наоборот - процент потери голосов приближался к ста процентам! Аналогично и с попыткой стилистического подражания кому-либо. Таким "обучением" возможно выучить пародиста, но только не поэта.

Поэтому попадание в подобную среду очень быстро остановит автора в развитии.

В. Вейдле по этому поводу приводит слова гераклита: "Мы не пифии, мы только истолкователи поэтов" [9. С. 130]. Следует сказать, что критический разбор поэтов прошлого - важная работа в отношении формирования эстетического вкуса, но недопустимо смешивать ее с работой по развитию поэтов как авторов! В практическом смысле это совершенно разные области деятельности. Поэт - также читатель, и его эстетический уровень читателя, несомненно, отразится на творчестве, но отправной точкой и вектором творческого пути должна быть его индивидуальность как совокупность всех уникальных психологических характеристик, а не подражание чьему-либо творчеству.

Однако следует сказать и о вредности умилительного восхваления критиками произведений, где достоинств крайне мало (то есть - восхваление произведений без достоинств можно не рассматривать), способно также заморозить прогресс поэта, ввергнув его в уже рассмотренный выше комплекс превосходства. Достоинства произведения должны быть обнаружены, выделены и очищены от недостатков.

Готовой моделью, действительно полезной для авторов работы рецензента, является клиенто-ориентированная терапия Карла Роджерса. Описанный выше подход, в котором большее место уделяется фиксированию внимания поэта на его достоинствах, как раз и есть этот метод, построенный на материи стихотворчества. В собственно психотерапевтической деятельности такой материей может служить и общение в семье, и производственная деятельность, и другое. Однако, как показала практика, работа со стихотворческой материей подходит не хуже 11 . В такой работе достоинства лишь очищаются от недостатков объяснением, а точнее, приведением автора к осознанию того, что недостатки - это штампы и стереотипы (например, стереотип - называть эмоциональные переживания вместо того, чтобы их передавать), привнесенные из худшей - статичной - стороны социальной сферы, а достоинства - это его собственное стремление к развитию 12 . Таким образом происходит отделение в восприятии автора себя от стереотипных общественных структур. Стереотипы в поэзии - всего лишь частный пример общественных стереотипов.

Конечно, требовать от всех людей, желающих отреагировать на стихотворение, подробного анализа вместо высказывания "понравилось - не понравилось" невозможно. Поэтому автору следует отделять дружеские (в случае "понравилось") посылы от действительной работы с его произведением.

Вообще сегодня использование сетевых возможностей сближает понятия "читатель" и "критик" как никогда. Поэтические ресурсы интернета не просто позволяют написать читателю отзыв, но и предполагают это, технически обеспечивая соответствующие возможности. На большинстве поэтических сайтов есть окно: "ваш комментарий".

В связи с этим необходимо коснуться этики написания рецензий: 1) Человек, взявший на себя труд рецензента, должен отдавать себе отчет в том, какое влияние может произвести его отзыв, и нести ответственность за свои слова; 2) Недопустим высокомерный или снисходительный тон (который будет говорить исключительно о ранее описанной закомплексованности критика, со всеми вытекающими последствиями, нежели о чем-либо другом); 3) Важно осознание готовности к подобной работе.

Особое внимание следует уделить корректности критических замечаний, как по форме, так и по содержанию.

Если похвала автору может быть высказана с сильным эмоциональным акцентом (однако следует помнить, что реальную поддержку автору это окажет только при условии сочетания со структурным анализом произведения), то указание на недостатки произведения должны быть выражены либо нейтральным, либо сожалеющим (искренне!) тоном. Появление откровенных эмоций со стороны критика возможно только при достижении полного личностного доверия между ним и автором. Особенно недопустимы, как уже говорилось, ирония и высокомерность. Вслед за Ф Ницше в отношении иронии можно только повторить, что ироничный человек похож на собаку, которая кусает и улыбается при этом [40]. И не стоит считать в этом случае резкую реакцию автора недостатком его культуры, поскольку она будет спонтанна и естественна. Необходимо всегда помнить, что достоинства и недостатки произведений у поэтов ассоциируются с качествами самого себя и, исходя из этого, не допускать нанесения оскорбления.

Однако же здесь необходимо сказать несколько слов и авторам, публикующимся на подобных сайтах и часто вместо рецензий ожидающих простого внимания к своему творчеству и себе. Сетевые авторы, как и многие другие сетевые "жители", удовлетворяют активностью в интернете простой недостаток общения, хотя находятся, сами того не зная, в более выгодном положении, поскольку способны получать развитие от своего общения, впрочем, как и участники других специализированных тематических форумов. В любом случае авторам хочется посоветовать следующее: 1. Отдавать себе отчет в том, ЧТО они хотят получить в качестве обратной связи: простое внимание, обретение своего читателя или все же нечто, оказывающее подмогу в творческом росте; 2. Уметь отделять читательские эмоциональные отзывы от действительно рецензий; 3. Адекватно относиться к содержанию отзывов. Здесь очень важно правильно составлять свое мнение о критике, оставившем отзыв: осторожно следует относиться и к сугубо ругательному отзыву - а зачем писал? - и к сугубо позитивному. Последнее часто звучит так: "Я переживал такое же, как описано у вас, и мне это очень приятно", - говорит это о том, что читатель увидел только что-то свое, без дополнения, и стихотворение здесь сыграло лишь роль вызова некоторых сугубо личностных ассоциаций.
Записан

В своих стихах для Вас, кумир мой, мир обнажённый отражаю.
А Ваш ответ в offline вымер, пропасть навеки угрожая...
Страниц: [1]   Вверх
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by SMF | SMF © 2006-2008, Simple Machines LLC