Страниц: [1]   Вниз
  Печать  
Автор Тема: Монолог Хайда  (Прочитано 963 раз) 3 благодарят за тему
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Мила Тихонова
Коренной форумчанин
*****
Offline Offline

Уровень: 0

Пол: Женский
Сообщений критики: 110
Стихотворений: 1598
Всего сообщений: 8604



« Ответ #5 Тема: Сентябрь 23, 2016, 15:03:42 »

Работал кондиционер,
И мы сидели где-то.
Москва вдыхала жизнь людей,
А выдыхала лето.
Замечательно!
Как жаль, что автор давно не заходит.
Комментарий   Записан
MARINA
Модератор форума
Коренной форумчанин
*****
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений критики: 91
Стихотворений: 336
Всего сообщений: 4296



« Ответ #4 Тема: Март 02, 2016, 20:38:39 »

Монолог Хайда
Сплошное великолепие!  Восторг и признательность  inhat

Кусочек отправляю в "Золотые слова" форума.
Совесть и душу сомнениями не береди -

Их всех давно на свалку кинуть пора.

Ты не спасением, ужасом одержим и удовольствием - лучше заморских вин. Если решился других осуждать один -

Знай. Не опасна, смертельна будет твоя игра".
http://forum.poets-club.ru/index.php?topic=2226.new#new
Комментарий   Записан

В своих стихах для Вас, кумир мой, мир обнажённый отражаю.
А Ваш ответ в offline вымер, пропасть навеки угрожая...

Илли Дия
Посетитель

Offline Offline

Уровень: 0

Сообщений критики: 0
Стихотворений: 5
Всего сообщений: 7


« Ответ #3 Тема: Февраль 07, 2016, 11:51:14 »

Работал кондиционер,
И мы сидели где-то.
Москва вдыхала жизнь людей,
А выдыхала лето.

Мы просто люди. Посмотри,
Мы не герои книжки.
Хотя нас тоже ровно три.
И кто-то точно лишний.
В несовершенном мире мы
Несовершенней втрое.
При свете дня, несвете тьмы
Мы невесть что такое.
Мы это он, она и я.
Три человека, бездна.
Мы не родные, не друзья,
Так кто мы? Неизвестно.

Мы обездвиженность руки,
Привязанной ко спинке.
Мы - это люди-вопреки
И люди-половинки.
Мы это смятая постель.
Неприбранное утро.
Рубашка. Кофе. И пастель.
Рассыпанная пудра.
Огромный чисто-белый лист
И тушь для рисования.
Мы - это танго, вальс и твист,
Мы - праздник эпохальный.
Мы без обложки, без лица,
Обрыв на середине.
Дорога-путь, что без конца,
Где время в чае стынет.

Нас трое. Только что без пса,
Нигде не видно лодки.
Стучат усталые сердца
Отчаянно и чётко.
Как Ленинградский метроном
Наш вечный зов утраты.
Мы все когда-то там, давно,
Любимыми распяты.
Мы это раненый солдат.
Вернулся - нет и дома.
Нам все равно - хоть бы куда -
Чтоб глуше были стоны.

Мы ездили втроём в Париж,
В романтику поверив.
Мы в духе черепичных крыш,
Поверженных империй,
Бальзам искали для души.
Ну а нашли - для душа.
Нас день за днём опустошил
Париж... Его не слушай.

Потом мы ездили к морям,
Искали там ракушки,
Пока луч солнечный шнырял
И припекал макушку.
Мы каждый вечер о своём
Шептались вместе с морем.
Но молчаливый водоём
С ослепшими не спорил.
Не забирал нашу печаль,
Не нас, а камни гладил.
Потом он вовсе убежал,
А мы остались сзади.

Мы были очень много где:
Где холодно и жарко,
Где я ходил, в костюм одет,
Где ночевал в палатке,
Где ел лепешки и кумыс,
Где ром и солонину,
Где из окна виднелся мыс,
А где - собор старинный.
Где женский кроток, светел лик,
Где - бабочки ночные,
Где человек обмяк и сник
И где боролся, верил.
Мы были в сотне разных мест,
Но, как мы ни хотели,
Нигде не стал тяжёлый крест
Наш крестиком на теле.

Тогда решили, что бывай.
Терять что-либо поздно.
Дверь крепко заперли сперва
И стали как мимозы.
Мы жили так, как не живут,
Как будто мира нету.
Есть мы и комнатный уют.
Все остальное - где-то.
Глотали пиццу между книг,
Вино мешали с кофе,
Смотрели фильмы и дневник
Погибших в катастрофе.
Не говорили про любовь
И музыку включали.
И каждый день не в глаз, а в бровь
Бил по сердечной стали.
А ночи были - вырви глаз,
Всё выпусти наружу.
Надеялись, что хоть экстаз
Заткнуть сумеет душу.
И мы молились по ночам
Тройной грешной молитвой.
Острей двуострый меча
Затеивали битвы.

Но после, каждый божий раз,
Исступленно, в удушье,
В отчаянии любой из нас
Рыдал беззвучно в душе.

Тогда поняв, что не спастись,
Что это как проклятие,
Что жизнь - как кожа на кости,
Как ряд глубоких вмятин,
Мы у неё спросили счёт
Двадцатого июля.
Последний чай нам жизнь несёт.
Простим её, любую.

Кровать в подушковом тепле,
А форточка раздета.
Пустые чашки на столе.
Где жизнь?
А жизни нету.
В права вступает новый день
Под дулом пистолета -

Москва вдыхает жизнь людей,
А выдыхает
лето.
Стихотворение для критики   Записан
Myron

Завсегдатай форума
***
[+ ] [ - ]
Offline Offline

Уровень: 0

Пол: Мужской
Сообщений критики: 69
Стихотворений: 93
Всего сообщений: 374



« Ответ #2 Тема: Январь 04, 2016, 20:12:12 »

Доброго времени.
На уровне. Ритм хорош. Некоторые моменты вообще шикарны. Только отмечу:


Ты мне не скажешь: "Я породил тебя, я и убью".               - слова из другой книги. Или очень похожи. К месту, в тему, но по культурному
                                                                                     происхождению чужды. Имхо.

Благие помыслы водят сугубо в ад.                         - водят... Куда ведут дороги? Куда ведет эта дорога? Помыслы = дороги? Помыслы могут
                                                       привести в ад, "приводят" - тогда корректно, имхо. "Водят" - что-то постоянное... Хотя не уверен, может и
                                                       нормально. Так бывает с перефразированием известного выражения.


и только тебе я скажу во имя отца.           - чьего отца? Джекила? Или Отца?

Шугайся, живое, громко и горько плачь.      - "шугайся" немного не в ритм. Да и смотрится не очень. Может "Прячься"?

Когда говорил ты это, ты думал "вдруг..."      - не понял, что он (Джекил) говорил?



И отвечу.

Монолог доктора Джекила (экспромт, вдохновился\надышался чужим ритмом).


Ты или я? Или может быть - ты и я? Разве в природе один для другого - судья? Ты доменантен, а рецессивная роль - моя?
Что же у нас на двоих?
Будь, если хочешь, хоть варваром, хоть палачом. Каждый, кто в руки взял меч, будет убит мечом. Если один не воин, не значит что он не при чем.
Я отдохну в тени.

Ты же наследие древних пещерных войн. Хочешь войны - так ступай из города вон. И за тобой по следам - пещерный закон
Со стороны толпы.
Сколько веков ты в крови моих предков спал. Цивилизации вряд ли понравится твой оскал. Хочешь вернуть все назад, не это ли ты искал
В образе Сатаны?

Ну так давай, рискни, обрати время вспять. Если по нраву зверя по лесу гнать, так почему бы тогда не с тебя начать?
Здесь пока зверь - это ты!

Не по нутру разврата запахов смесь? Это причина что зверь выбрал гордую месть? Добрыми глазками через прицел смотреть
Маска не треснет?
Что оставляешь после себя - смотри: нет ни детей, ни женщины, ни семьи. Их убивал ты легко, по горло в крови.
Ты бесполезен.

Ты был вполне полноценен, пока был в тени. И охранял от таких же безумных убийц. Так возвращайся же в тень, снова меня храни,
Я заменю тебя.
Город не надо сжигать и возвращаться в лес. Ты мне еще понадобишься на войне. Город на город идет, от страны к стране,
Ты не устанешь ждать.

---

Кривовато, но от души. Ибо зацепило.)

Классно пишите. Кидайте еще, если есть.

Удачи.

Критика на стихотворение   Записан
Илли Дия
Посетитель

Offline Offline

Уровень: 0

Сообщений критики: 0
Стихотворений: 5
Всего сообщений: 7


« Ответ #1 Тема: Январь 04, 2016, 19:04:33 »

Осталась неделя, и я махну в Питер, оставив, как в песне, правый носок. Живем же мы вроде не в Палеолите, а нравы, ей-богу, пещерный заскок. Забыв то, что было, и то, чего не было, чтоб легче искались для песен слова; хоть мне говорили - мечты и гипербола, жизнь в них рекой полноводной текла.

Ну и, естественно, в поле для ввода:

"Ушла я сама. И надолго. Пока".

Пусть будет пьянить не вино, а свобода, в бокал разливая алый закат. И жизнь будет улично-крышно-опасна, не как под надзором, у вас на виду. Отныне не ваше дело - прекрасно! - где я, когда или с кем пропаду.

Через неделю цифра 17 станет взрослее. (Я стану большой?) Вы всё твердили, что надо расстаться не с одной дикой нелепой мечтой.
Я, приближаясь к правде и вере, (сплюнь или лучше хохотом прыснь) буду жить в мире "своих фанаберий"

Всю остальную чертову жизнь.
Стихотворение для критики   Записан
Илли Дия
Посетитель

Offline Offline

Уровень: 0

Сообщений критики: 0
Стихотворений: 5
Всего сообщений: 7


« Тема: Январь 04, 2016, 18:41:36 »

Перебираться, подобно мисс Бовари, от постели к постели и от двери к двери, окунаться то в жар, то в холод на раз-два-три

И совершенно забыть про покой и сон.

Собственноручно порвать свой счастливый билет и никому не понятный строить макет, осознавать: из разврата возврата нет -

Это безжалостной жизни твоей закон.

Не забывать поставить все точки над и, чувствовать, как тебя разрывает внутри голос, крича на немыслимые лады:

"Теперь ты мой Джекил, а вовсе не я твой Хайд!

Нас стало двое. Джекил один - не воин. Разве ты Робин Гудом быть не достоин? Город и так уж кровью невинных напоен.

Ты оглядись. То не люди - звериный прайд.

Анестезия лишней не будет точно. Мы разрываем покровы приличий в клочья. Договорились? Жду тебя, встретимся ночью.

Днем ты играешь в бирюльки с бедной Люси.

С нею играть бы надо в нечто другое. Нет ничего глупее, чем спорить со мною. Было бы проще, если б я был Сатаною.

От себя не излечит лекарство, как ни проси.

Я - это ты, твоей черноты квинтэссенция. Нынче тебя не спасёт даже бегство в Венецию, Эмма и старость. Не знает зло импотенции.

Ты мне не скажешь: "Я породил тебя, я и убью".

Благие помыслы водят сугубо в ад. Раньше на время туда попасть ты был рад, но а теперь почему-то бежишь назад.

Что, уже хватит? Брось, я ещё налью!

Ты проклинаешь свой безрассудный нрав, все ещё веря в то, что ты будешь прав, и открываешь запретнейшую из глав...

Видя в простой шестерке козырный туз.

Ты ищешь истину, дальше в тьму уходя, не видя пути, погибают ферзь и ладья.
Ты уже слеп. И, руку на сердце кладя,

Самозабвенно врешь, что ты выдержишь этот груз.

Но я-то знаю, ты не дойдёшь до конца. Зло никогда не снимает маски с лица. Знай, тебе не спасти ни себя, ни отца,

Ведь из-под маски, скрываясь, смотрят глаза добра.

Штопор. Топор. Девица из кабаре. Розлив кровавого марева на заре. Шорохи. Шёпот. Шоры. Шторм в декабре.

Прячься, живое, громко и горько плачь.

И эйфория бездушия бьет ключом -  все дозволяется, будь ты хоть палачом. Город двуличный тобою на смерть обречён.

Не слишком ли много взял на себя палач?

Ты разбиваешь сердце, память, мораль. Разница рвётся наружу. Бездарный враль, ты отрекаешься, чтоб разыскать Грааль,

А человеческий облик стирается в прах.

Пульс сумасшедшей жизни бьётся не в такт. Тикают стрелки. Близок последний акт. Нет, не удастся передохнуть в антракт.

Твой метроном, часовой, и погонщик - страх.

Главным героем становится антигерой. В омут чертей тебе уже не впервой, ты не владеешь ни телом, ни головой.

Видные люди немыслимы без греха.

Ты, милый Джекил, слишком увлёкся собой. Ещё до начала ты проиграл наш бой. Те не вернутся, кто побывал за чертой:

Запретная жизнь сладостна и лиха.

И очень быстро замкнулся порочный круг. Теперь ты бездушный убийца, вовсе не друг. Когда говорил ты это, ты думал "вдруг..."

Ты не в ответе за тех, кого приручил.

Смотрит глазами общества пустота, им, как горох о стену, всё тра-та-та, им не нужна твоя помощь и доброта -

Чёрную душу закрасить - не хватит белил.

Ну же, оставим прошлое позади, тех, кто тебя безбожно в шута рядил. Совесть и душу сомнениями не береди -

Их всех давно на свалку кинуть пора.

Ты не спасением, ужасом одержим и удовольствием - лучше заморских вин. Если решился других осуждать один -

Знай. Не опасна, смертельна будет твоя игра".
« Последнее редактирование: Январь 04, 2016, 21:21:53 от Соната № L » Стихотворение для критики   Записан
Страниц: [1]   Вверх
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by SMF | SMF © 2006-2008, Simple Machines LLC